Ольга Мордонова

Герой дня!

Хорошее дело
Ольга Мордонова
Возраст: 55
Бурятия
01 мая / 2019

Оленевод из поселка Багдарин республики Бурятия Ольга Мордонова возрождает оленеводство в своем районе

Как мы начали заниматься оленеводством? У меня родители – оленеводы, у мужа тоже. Можно сказать, что мы родились и выросли с оленями. Но в 80-х годах олени почти исчезли. Оленеводство стало считаться нерентабельным. Хотя олени всю жизнь помогали нам, северным народам, выжить. В тяжелые времена мы забивали их на мясо, чтобы обменять на продукты, дизтопливо. В 90-е годы денег как таковых нигде не было и олени очень нас выручали.

О стадах 

У моего отца было огромное поголовье оленей – почти две тысячи голов. У семьи моего мужа тоже было большое стадо. А потом, в 80-х - 90-х годах число оленей резко упало. И от всего этого многочисленного стада в итоге осталось голов 30. Когда мы поняли, что масштабы катастрофы велики и грозят полной потерей оленей, мы решили возрождать оленеводство в своем Баунтовском районе. Мы понимали: если не будет оленей, не будет и эвенков. Для нас это вопрос жизни и смерти. Ведь оленеводство – это основное занятие коренных народов Севера. Постепенно мы начали подниматься. 


О сложностях 

Помощь нам предложили из Забайкальского горнорудного предприятия. Помогли с увеличением поголовья, за что мы им очень благодарны. Основная наша проблема – это волки. Когда запретили травить волков, нам стало сложнее сохранять приплод. Пытаемся бороться с ними всеми возможными способами. 


О распорядке 

Работа очень сложная. Расскажу распорядок дня оленевода. Ранним утром, около пяти часов утра, мы встаем и идем с оленями в лес. Целый день они там пасутся, лежат. Они едят ягель и молодую зеленую траву. Ягель для оленя – это как хлеб для человека. Потом домой возвращаемся. У нас большая ограда построена, оленей на ночь загоняем в ограду, чтобы спасти их от волков. Утром все по новой. Мороз ли 50 градусов, дождь или гроза, ветер или снег, все равно с оленями ходим на пастбище. Не каждый выдерживает такой ритм жизни, это тяжело. 


Об оленях 

Олень – очень умное и благородное животное. Он человека даже по голосу может узнать. И в стаде у них отношения такие же, как у людей. Бывает, что молодая важенка отелится и, как и люди, может бросить своего ребенка, убежать. У нас в стаде был даже олень гермафродит, у них все как в человеческом обществе, даже физиологические особенности. Сейчас олени тоже современными становятся, комбикорм едят, картошку могут скушать, шоколадки даже едят некоторые. У каждого оленя свое лицо. У одного нос как у поросенка, другая бравенькая, настоящая топ-модель. Они все разные, олени. Нет одинаковых. 


О традициях 

Для меня оленеводство – это способ сохранить традиции эвенков. К сожалению, сейчас теряется и ассимилируется культура коренных народов России. Нас отдали учиться в интернат, и там я позабыла даже родной язык, только на русском разговаривала! Раньше, помню, когда маленькая была, родители какие-то обряды делали, разговаривали на своем языке. Отец разговаривает по-эвенкийски, смеется, а я не понимаю ни слова, но тоже смеюсь. Когда я в классе 9-м уже училась, у нас бабушка жила. Я с ней стала общаться и благодаря ей язык выучила. Язык учишь, и постепенно возвращается культура, интерес к ней просыпается. 


О кадровом вопросе 

Вот сейчас у нас на ферме даже работать некому, мы с мужем старые, дети у нас все пошли работать по артелям золотарями. Много эвенков пьют, поумирало от водки много людей. Наши сыновья нам помогают по мере возможности, но уже на оленьи фермы не стремятся, работать с оленями не хотят. В лесу школы нет, садика тоже. А детей надо учить, сейчас же компьютерный век. Работников, помощников очень сложно найти, временно люди приезжают работать и уезжают через некоторое время. Нам тяжело уже самим этим заниматься. Мне 56 будет. Мужу – 61. У нас молодые ребята поработать приезжали, месяц-два продюжат и все, устают. Один помощник к нам приехал, так он брал палки и в оленей кидал, одному глаз повредил, другой самке – лопатку, она хромала. Надо, чтобы как-то жалость к оленям была, любовь у помощников. Если кто-то хотел бы принять участие вместе с нами в восстановлении поголовья северных оленей, можно со мной связаться по номеру телефона – 89240169425. 


О планах 

Мы хотим увеличить поголовье до 500 голов. Как-то надо нам еще решить вопрос с жильем. Мы постоянно с мужем живем в лесу, с оленями, выезжаем в деревню к детям не часто. Живем то у одного сына, то у второго, то у третьего. Под старость лет все равно определяться надо. Хотя я-то, по-моему, так и буду с оленями до самой смерти, пока ноги ходят, потому что не на кого оставить это дело, некому приходить к нам на смену, вот это меня волнует больше всего, смены нет нам. И это печально.

Комментарии
Comments system Cackle
Похожие истории
Хорошее дело
Евгений Голубев, ученый и краевед из Бурятии, стал отцом в 80 лет
Хорошее дело
Артем Белозеров, юрист из Омска, переквалифицировался в маршрутчики и организовал бесплатный проезд пассажиров
Хорошее дело
Михаил Малахов совершил уникальный автономный поход к Северному полюсу
Хорошее дело
Лариса Романова 18 лет ухаживает за мужем, получившим тяжелейшие травмы после покушения в Чечне