Лариса Романова.

Герой дня!

Хорошее дело
Лариса Романова.
Москва
15 февраля / 2014

Лариса Романова 18 лет ухаживает за мужем, получившим тяжелейшие травмы после покушения в Чечне

Мы познакомились с Анатолием 44 года назад. Мне было 19, он на два года старше был. Я работала после окончания книжного техникума в Центральном доме книги в Саратове. Как-то к нам в магазин заглянули два курсанта из Саратовского военного училища. Один был веселый, хохотал все время, разговорчивый, «душа компании». А второй – спокойный, обстоятельный, серьезный.

«Мы познакомились с Анатолием 44 года назад. Мне было 19, он на два года старше был. Я работала после окончания книжного техникума в Центральном доме книги в Саратове. Как-то к нам в магазин заглянули два курсанта из Саратовского военного училища. Один был веселый, хохотал все время, разговорчивый, «душа компании». А второй – спокойный, обстоятельный, серьезный. Симпатичный был очень, спортсмен, высокий, статный. Мы начали общаться. Потом Толя стал ухаживать за мной. Маме моей он нравился очень, а вот папа был не особо рад. Мой отец воевал 10 лет, очень хорошо разбирался в жизни, поэтому понимал, какая тяжелая доля ждет жену офицера. Толя был из многодетной семьи, был восьмым ребенком. Он отличался от сверстников своим подходом к жизни. На 8 марта через два года нашего знакомства он предложил стать его женой. Предложил и в свойственной ему серьезной манере сказал так: «Ты не торопись, подумай хорошо, нужно ли тебе это или нет. Сможешь ли ты терпеть переезды, жить вдалеке от родителей. Мне нужен хороший тыл, ведь успех офицера во многом зависит и от его семьи». Я согласилась. Мы всегда знали, чего мы хотим, мы ставили цели и добивались их. Анатолий хотел всегда быть генералом. И он им стал. Ни разу за время нашей совместной жизни он не проявил ко мне неуважения. Мне повезло, что я встретила такого мужчину с большой буквы. Мы вместе воспитали прекрасную дочь Викторию.

О покушении 

Накануне трагедии Анатолий приезжал домой. Потом уехал в Чечню. Он был заместителем министра внутренних дел — командующим Внутренними войсками МВД России и командующим Объединенной группировкой федеральных войск в Чечне, много сил прикладывал к мирному урегулированию конфликта в Чечне. 6 октября 1995 года в 14:30 дочь Вика включила телевизор. Мы услышали окончание новости, что в результате дерзкого покушения тяжело ранен Анатолий Романов. Я просто тогда впала в состояние ступора. Не было никаких чувств, эмоций. Я не могла осознать случившееся. Мы еле-еле дождались следующего выпуска новостей, они тогда шли каждые полчаса. Мы узнали, что в Грозном в тоннеле под железнодорожным мостом взорвался радиоуправляемый фугас. Автомобиль Анатолия оказался в самом центре взрыва. Как говорят врачи, он получил травмы, несовместимые с жизнью. …Потом начались бесконечные звонки. Только через два-три дня я смогла увидеться с супругом, в реанимации. Как я пережила это? На таблетках. До сих пор тот период смутно помню, тяжело было очень. 

О войне в Чечне

Деятельность моего мужа не нравилась многим. Военная четкость у него сочеталась с интеллигентностью. Благодаря таким качествам характера, главным итогом его службы в Чечне стало последовательное движение по пути мирного урегулирования конфликта. Именно в период его пребывания на посту командующего был согласован график разоружения наиболее «непримиримых» чеченских вооруженных формирований, начался активный процесс приема оружия у населения и восстановления местных органов власти. Супруг принимал участие в работе специальной наблюдательной комиссии по мирному урегулированию кризиса в Чечне, он провел титаническую работу по прекращению боевых действий и кровопролития.

О травмах

То, что мой муж выжил, можно назвать чудом и невероятной удачей. Повезло, что все службы сработали быстро и четко. Фельдшер сразу после покушения поставила необходимый противошоковый укол, эвакогруппа быстро доставила в лечебное учреждение, пилоты перевезли во Владикавказ, потом в Главном военном клиническом госпитале им. Бурденко сложилась отличная команда реаниматологов. Как говорили лечащие врачи: «Его убили тогда, мы вернули его с того света». Травмы были страшные.. Разрывы жизненно-важных внутренних органов, множественные переломы, в том числе перелом основания черепа, гематомы. Через 18 дней Анатолий вышел из комы. Потребовалось много времени, прежде чем он стал нас узнавать. Врачи ни разу ни до, ни после с такими тяжелыми травмами не сталкивались. Они подбирали методики лечения интуитивно, постоянно наблюдали за состоянием, смотрели, как организм реагирует на разные препараты. Целую методику лечения подобных пациентов потом разработали на примере случая Толи.

О надежде и Боге

Уже 18 лет я не теряю надежды, что Анатолий поправится. Я каждый день в любую погоду езжу в госпиталь, где лежит Толя, чтобы работать с ним. Это тяжелый, каторжный труд, это преодоление себя, через слезы и усталость. Но я не могу иначе, ведь он мой муж, мой близкий человек. Когда люди решаются на то, чтобы соединить свои судьбы, они должны осознавать, что с того момента они несут друг за друга ответственность. Я веду ежедневную борьбу за его жизнь. Программа реабилитации обширная. У нас есть целый комплекс мероприятий за день, который мы должны выполнять для улучшения состояния мужа. Я читаю ему книги, которые мы любили читать, когда он еще был здоров. Он очень любит Чехова, Куприна, Киплинга. Я возила Анатолия в январе поклониться Дарам волхвов в Москве. Мы приложились к святыне. Я верующий человек и считаю, что Бог услышит мои молитвы. Мы стремимся сейчас, чтобы Анатолий смог сам себя обслуживать. Он все понимает, но не разговаривает, повреждена трахея. Я научилась понимать, какое у него настроение, что он хочет до меня донести. Когда я рассказала ему, что у нас родилась внучка, он прослезился от счастья.

О современных нравах

Я наблюдаю за современной молодежью. Пусть все ругают СССР, но тогда у нас были какие-то принципы, ценности. А сейчас все размыто. То школьник стреляет в школе, то сын родителей выгоняет на улицу в мороз, отнимая у них квартиру. Истории до бесконечности можно приводить. Потерялась преемственность поколений. Воспитанию детей мало времени уделяют. Люди стали злые и завистливые. Раньше развод был ЧП. Сразу можно было сказать, что с карьерой такого офицера впоследствии могли быть серьезные проблемы. А как же? «Морально неустойчив». Поэтому к созданию семьи относились серьезно. Раньше больше ценилось уважение, понимание в семье, а сейчас к этому относятся легко. Быстро сходятся, также быстро расходятся…Раньше и развитию спорта уделялось большое внимание. Все где-то занимались, были ориентированы на здоровый образ жизни. Никто не ходил без дела. И это способствовало тому, что меньше было любителей алкоголя, сигарет. А сейчас этого нет. Поэтому мы и создали Фонд содействия развитию спорта и медицины имени Анатолия Романова. Мы не занимаемся благотворительной деятельностью. У нас другая задача. Мы проводим культурно-массовые мероприятия, спортивные турниры среди военнослужащих силовых ведомств и другие состязания. Надо развивать спорт и культивировать его, больше работать с молодежью, наставлять ее, учить, объяснять. Может, тогда удастся изменить ситуацию в нашей стране к лучшему.»

Комментарии
Похожие истории
Хорошее дело
Евгений Голубев, ученый и краевед из Бурятии, стал отцом в 80 лет
Хорошее дело
Артем Белозеров, юрист из Омска, переквалифицировался в маршрутчики и организовал бесплатный проезд пассажиров
Хорошее дело
Михаил Малахов совершил уникальный автономный поход к Северному полюсу
Хорошее дело
Исламовед Раис Сулейманов спас уникальную библиотеку богослова Вилиуллы Якупова