Пенсионерка из Липецкой области Надежда Пирогова восстанавливает разрушенный в советское время храм в родном селе

10 июня 2018

«Еще до того, как мы начали восстанавливать наш храм, мне приснился сон. Словно стою я и со стороны смотрю на свое село, а там на горе поднимается красная церковь. Я тогда не придала значения этому сну, были мысли, что это к скорой смерти мамы, она тогда болела, а позже я поняла, что по другой причине мне снилась церковь… и сон был вещим. 

О себе 

Я родилась и выросла в селе Дегтевое, оно находится в Задонском районе Липецкой области. Выучилась на педагога, работала учителем, а потом вышла замуж за военного. И с того момента началась моя кочевая жизнь с новой профессией. Мы по пять лет в Германии и Грузии прожили, в Ставрополе семь лет. Работала с документами. Все рапорты, телеграммы, приказы через меня проходили. Я младший сержант запаса. Сыновья тоже военные, они – моряки-подводники, братья тоже моряки. Все мои родные мужчины служат в разных концах страны, и все вместе мы собираемся у нас в селе на мой день рождения 15 июля. 

В двухтысячных годах мы с мужем развелись, и я вернулась на малую родину в Дегтевое. Поработала какое-то время в реабилитационном центре и вышла на пенсию. Думала, буду обычной пенсионеркой: цветы сажать, банки с соленьями на зиму закручивать, да только, видимо, на одном месте сидеть – это не для меня. 

Об истории храма 

Храм в честь великомученика Дмитрия Солунского в нашем селе построили в 1813 году. Он был деревянным, с колоколами, при нем было 37 десятин земли, это почти 40 гектаров. После революции 1917 года наш храм, как тысячи других святынь, советская власть закрыла. Сделала из него зернохранилище. Наши старожилы рассказывают, как в голодные годы Великой Отечественной войны бегали к храму и выковыривали из-под порожек пшеничные зерна. 

У икон, которые находились в храме, разная судьба. Часть образов верующие жители Дегтевого спасли, прятали их много лет у себя дома в самых тайных местах. А из тех, что не успели спасти, по словам бабушек нашего села, председатель колхоза сделал ульи. У детей тогда даже развлечение появилось, бегать на пасеку и смотреть на ульи, с которых смотрели Николай Угодник и другие святые. Говорят, одна жительница так переживала за образа, что даже разобрала свой сарай и выменяла доски на одну икону. 

О разрушении 

Парадокс – храм, переживший революцию, активное гонение на веру, Великую Отечественную войну, был разрушен в мирное время, в 50-е годы. Неверующая часть населения села разобрала его на доски. Их отвезли в соседнее село. А один из колоколов некоторое время висел возле сельсовета и служил средством оповещения на случай пожара. По рассказам старожилов, провисел он недолго, его кто-то украл. В поповском доме организовали школу, я как раз в ней училась. Со временем от храма не осталось и следа. Без святыни село жило 70 лет. 


О желании возродить храм 

Лет семь назад к нам в село приехала женщина из Задонска, и как-то так зашел разговор, она сказала, а вот, мол, на этом месте, где сейчас бурьян и деревья дикие, стоял храм. Говорит, хорошо бы это место расчистить и поклонный крест на месте святыни установить. Жители нашего села идею поддержали, технику для расчистки нам задонский предприниматель выделил. 

Заросли были такие, что мы за один раз до чиста все убрать не смогли. Только с третьего раза площадка появилась. На этом месте установили крест, и после наши бабушки начали поговаривать, что вот бы хоть часовенку построить на месте бывшего храма, чтобы в соседнее село на службы не ездить. Активисты села обратились к священнику с вопросом, а можно ли нам здесь построить церковь. Ответ был такой – только на свои силы рассчитывайте. Благословение на сбор денег на строительство храма получите. 

О церковной старосте 

Мы организовали сход жителей в местном клубе. Начали думать, что нам делать. Было предложение вагончик поставить и в нем сделать церковь, но подумали и решили, что это как-то не солидно, у нас там такое большое место, где церковь стояла, а тут вагончик. Решили полноценный храм строить. Стали думать, кому поручить кассой заведовать. 

Я сама не вызывалась, но так вышло, что активных жителей у нас в Дегтевом не так уж и много, но кто-то плотно занят на работе, другие с детьми занимаются целыми днями, а я на тот момент была одинокой пенсионеркой. К тому же у меня за плечами работа с военными документами, а это строжайшие отчетность и дисциплина. Я вожу, у меня своя машина, что очень важно в организационных делах. Так я стала ответственной за строительство храма в нашем селе, меня еще церковной старостой называют. Конечно, было страшно такой груз ответственности взваливать. Но я вспомнила свой сон, в котором мне приснился поднимающийся в тумане храм, и поняла, что должна все сделать, чтобы построить его. На сборы денег меня батюшка благословил. 

О денежных сборах 

На общем собрании решили, что каждый месяц с каждого двора будем по 500 рублей на храм собирать. Дворов в Дегтевом немного, не более 80, когда строили храм в 19 веке, их в три раза больше было. Но ведь и Москва не сразу строилась. Шаг за шагом, копейка к рублю, так и началось потихоньку наше строительство. В начале 2016 года начали собирать деньги, а осенью этого же года уже фундамент заложили. У меня есть специальная тетрадь, куда я вношу все данные, кто сколько сдал. Дома деньги не храню, все в банке от греха подальше. Как мне мама моя сказала: «Надя, береги себя, люди и за малые деньги могут зло сотворить». Но, слава богу, за два года у нас ничего подобного не было и надеюсь, что не будет. 

О жертвователях 

За два года нам удалось собрать 800 тысяч рублей. Первые несколько месяцев все односельчане деньги сдавали, а потом часть перестала сдавать. У нас уменьшилось количество постоянной ежемесячной помощи, но зато помогают уроженцы нашего села, которые сейчас живут в других городах. Когда приезжают отдыхать на малую родину, хорошо помогают. И по 15, и по 20 тысяч давали на стройку. Сейчас сформировался костяк из местных, которые регулярно сдают по 500 рублей на храм, это примерно две трети от всего населения Дегтевого. В Задонске в монастыре живет матушка, ей уже за 80 лет, она тоже постоянно нам деньги передает. Наше село для нее не чужое, здесь жили ее родственники. 

Еще хочу отметить одну женщину из соседнего села, она как узнала про нашу стройку, так сразу стала помогать. Женщина эта работает медсестрой, сами понимаете, что зарплата у нее небольшая, но она всегда выгадывает с зарплаты на наш храм. Кружка, в которую собираются деньги на храм, висит и в нашем магазине. Так туда даже дети сдачу от покупок кладут. Ни конфетку себе покупают, а на храм копеечку кладут. А это дорогого стоит. А еще наши жители к себе на ночевку строителей пускали, кормили их, когда они нам стены и крышу возводили. Строительство храма сблизило многих односельчан. 

О том, что предстоит сделать 

На данный момент большая часть стройки уже позади. Мы возвели стены, поставили крышу, вставили окна и дверь. Храм небольшой, в нем одна комната, но больше нам и не надо, село-то ведь небольшое. Теперь нужно собрать на купол, алтарь, внутреннюю отделку. Еще нужно порядка 500 тысяч рублей. Возможно, немного церковной утвари придется купить. Многое из этого нам люди приносят, покупают в специализированных магазинах. Много икон нам отдают. У меня в доме несколько ящиков с образами. Есть среди них новые, есть и старинные. Те самые, которые успели спасти, когда храм начали на бревна разбирать. 

О первой службе 

Несмотря на то, что храм наш еще не до конца построен, службы в нем уже ведутся. Первая состоялась в ноябре прошлого года в наш престольный праздник – Димитриев день. Наши бабушки, которые уже и надеялись на своем веку увидеть в родном селе храм, плакали от счастья на службе. Я смотрела на их слезы радости, и сама плакала. Ох, и мокро у нас в тот праздничный день от слез было. Теперь службы у нас часто в селе совершаются, к нам приезжает священник из соседнего села. И мы уверены, не за горами тот день, когда засияет купол на нашем храме, мы проведем генеральную уборку и с облегчением вздохнем, что стройка завершилась.»