Дмитрий Павленко

Герой дня!

Спорт
Дмитрий Павленко
Возраст: 40
Московская область
09 ноября / 2019

Психолог-реабилитолог из Зеленограда Московской области Дмитрий Павленко является первым российским сертифицированным дайвером с ампутацией рук и ног, совершил самостоятельное погружение в самом глубоком бассейне земного шара Y-40 The Deep Joy

Погружение состоялось 4-го октября этого года в Y-40 – расположенном недалеко от Падуи, в Италии, бассейне, созданном по проекту архитектора Эмануэле Боаретто. Название Y-40 навеяно математическими определениями. Y – это ось ординат в декартовой системе координат, а «40» означает рекордную глубину бассейна, которая составляет 40 метров. Бассейн Y-40 наполнен термальной водой. В нем есть различные промежуточные глубины и пещеры для технического дайвинга. Во время погружения меня сопровождала и страховала команда поддержки: инструкторы Дмитрий Князев и Константин Ермаков, а также жена Ольга, которая также является сертифицированным дайвером.

В мае 2018 года я установил мировой рекорд по глубине погружения для человека с четырьмя ампутациями, самостоятельно достигнув максимальной глубины для рекреационного дайвинга – 40 метров. Это было в открытом море, в Хургаде (Египет), что гораздо сложнее, чем погружение в бассейне. Погружение в Y-40 не было новым рекордом, но его участники вкладывали в это событие особый смысл. Их целью было привлечь внимание общественности к обеспечению условий реального равенства возможностей и доступности для всех людей, невзирая на ограничения здоровья, чем бы эти ограничения не были вызваны, травмой, заболеванием или возрастом, а также демонстрация реальной инклюзии, вне «резерваций» для людей с инвалидностью. Когда человек живет и занимается любимым делом в едином общественном пространстве.


Об армии, несчастном случае и жизни после

Я родился в поселке Арти Свердловской области. Там же закончил школу, потом учился на механика и пошел в армию. Служил в Екатеринбурге, в пехотных войсках. До дембеля оставалось полгода. 2-го марта 1999 года, во время боевых учений, у меня в руке взорвалась граната. Я был в маскхалате, где варежка с рукавом составляют единое целое. Бросил гранату, а эта варежка как сачок поймала ее. Я стал доставать ее, но не успел, произошел взрыв. Это был несчастный случай. Я долго не терял сознание, все видел и осознавал весь масштаб произошедшего. Дальше было лечение в госпиталях, которое продлилось около года. Я сейчас отношусь спокойно к тем событиям, но тогда мне пришлось, конечно, через многое пройти.

Что было самое страшное, когда я понял, что у меня нет рук и ног? Даже не знаю что. Это каждый человек по-своему переживает. Сложно передать то чувство. Да, тяжело было. Наверное, это был определенный вакуум, когда не понимаешь, как тебе жить дальше. Через него многие проходят, кто получает травмы. Затем было протезирование, с которым я связывал большие надежды. Любой человек, переживший травму, сначала пытается вернуть себе все как было, это естественное желание в начале реабилитационного пути… У кого-то это получается, человек восстанавливается и возвращается к привычной жизни. В моем случае это было не возможно, протезирование не могло обеспечить мне восстановления в полной мере. Тем не менее я прошел по пути протезирования, в результате отбросил все лишнее, оставив только то, что мне пригодилось в жизни и чем я пользуюсь постоянно.

Жизнь продолжалась. Жил дома, с родителями. Конечно, я был ограничен в передвижении, но старался выбираться куда-нибудь и что-то делать – мне было 20 лет, и хотелось жить активно. Тогда мой случай был громкий, много писали про него. Но я скажу так: я никогда не унывал и не сдавался. Если же говорить о психологическом состоянии, то я прошел практически все стадии, которые проходит человек после тяжелых травм. Были и отрицание, и защита, и разочарование. Но потом я встретил человека, который показал мне мой путь в жизни, и я пошел по нему.


О новом пути

Это был Валерий Михайлович Михайловский, директор центра реабилитации в Зеленограде, который стал моим учителем и другом, а в дальнейшем помог мне стать психологом-реабилитологом и профессионалом в этом деле. После встречи с ним у меня начался совершенно новый, другой этап в жизни, наметился путь самореализации. Это произошло в 2005 году, когда я впервые попал в этот центр. Основу концепции центра составляла идея о том, что в процессе реабилитации человек сам должен прикладывать усилия, проявлять активность, а общество ему должно в этом помогать и поддерживать его. Мне эта идея оказалась близка, потому что она давала возможность раскрыть человеку весь свой потенциал, стать активным членом общества. Для меня стал очевиден выбор профессии, и я пошел учиться в Московский институт экономики, политики и права по специальности «Психология». Параллельно с учебой начал работать в детском реабилитационном центре. В это же время открыл общественную организацию, которая занималась реабилитацией инвалидов и организацией спортивных и досуговых мероприятий. Сегодня наша организация называется АНО «Межотраслевой институт реабилитации человека – Реабилитационное сообщество», мы работаем со всеми категориями населения, с людьми, пережившими травму, с инвалидами, включая детей, а также занимаемся разработкой эффективных моделей реабилитации.


О любви и общем

В 2003 году я женился. Наверное, с Ольгой нас свела судьба. Я познакомился с ней благодаря известному журналисту Анне Политковской, которая мою армейскую историю описала в своей статье. Ольга в то время жила в Москве, прочитала эту статью и вскоре написала мне. Мы долго переписывались, потом встретились. Сейчас у нас двое детей – сын и дочка. С женой мы друг друга поддерживаем, во всем помогаем.

В 2014 году мы переехали в Зеленоград. Меня давно Валерий Михайлович звал сюда работать. Переехали, как только появилась возможность – закончили строительство дома, на которое ушло 6 лет. Жена по специальности – социолог. Ее знания очень помогают в нашей реабилитационной работе. Дайвинг также стал нашим увлечением, погружаемся, как правило, вместе.


О дайвинге

Как получилось, что я занялся дайвингом? Это произошло благодаря Дмитрию Князеву, инструктору, который занимается обучением дайвингу людей с инвалидностью в рамках своего проекта Open Water Challenge. Как-то он увидел обо мне документальный фильм «Мужской характер» и написал, не хочу ли я попробовать заниматься дайвингом. Идея мне понравилась, и я согласился. Позже я увидел, что занятия дайвингом могут быть полезны и в моей работе. Дайвинг – это хороший инструмент для реабилитации. Человек учится раскрывать в себе новые возможности, расширяет круг общения, у него укрепляется вера в свои силы. В 2017 году мы с женой прошли начальный курс обучения. В это Дмитрий тоже вкладывал особый смысл. Дайвинг предполагает партнерство. В моем случае сопровождать меня под водой должны два дайвера – инструктор и помощник. И хорошо, когда таким помощником является близкий человек. Став сертифицированными дайверами, мы отправились в Хургаду, где вместе с Дмитрием Князевым и командой единомышленников продолжили обучение. Мы поняли, как это классно – погружаться в море. В этот же приезд мы начали работу по адаптации моего дайверского оборудования. Нашли и продумали технические решения, опробовали их на практике. После этого стало понятно, что идея установления рекорда погружения на 40 метров вполне реальна. Но для этого, конечно, предстояло еще много сделать.

В мае 2018 года мировой рекорд по самостоятельному погружению человека с четырьмя ампутациями на максимально разрешенную для рекреационного дайвина глубину 40 метров мной был установлен. Я не устаю повторять, что это стало возможным только благодаря поддержке многих людей, которые прониклись этой идеей и готовы были вкладывать свои силы, свое время, делиться своими знаниями и умениями. Деньги на эту поездку мы собрали благодаря краудфандинговой компании на planeta.ru – нас поддержали более 200 человек. Хочется сказать им всем огромное спасибо!

После установления мирового рекорда нам было важно повторить подобное в России. В Черном море, где условия более суровые, мы осуществили погружение на 30 метров, что зафиксировано в Книге рекордов России.

Мы стараемся использовать каждую возможность, чтобы съездить куда-то и понырять. Конечно, это получается реже, чем хотелось бы. Мы продолжаем совершенствовать свои навыки, дорабатываем оборудование и тем самым расширяем свои границы.

Нет, я не боюсь нырять, я же не один это делаю. Дайвинг – это парный вид деятельности. Всегда ныряю с профессионалами и уже сам многое умею. Да, есть определенные моменты, в которых мне нужно помогать, но даже если я ныряю с новым человеком, то вполне могу объяснить ему, в чем мне нужна помощь, ничего сверхъестественного не требуется.

Чем меня привлекает дайвинг? Это сложно передать словами. Дайвинг – это свобода, это новый мир, который можно сравнить с космосом, новые впечатления, новые друзья. Морской мир разнообразен и удивителен, в него просто влюбляешься. Дайверское сообщество хорошо принимает в свои ряды людей с инвалидностью, поддерживает и помогает.

Несмотря на свою травму, на сегодняшний день я адаптирован к самостоятельной жизни и могу делать очень многое.


О погружении и рекорде

4-го октября 2019 года я совершил погружение в самом глубоком бассейне мира Y-40 The Deep Joy в Италии. Мы не ставили своей целью зафиксировать очередной рекорд, мы хотели еще раз привлечь внимание общества к необходимости реальной инклюзии людей с инвалидностью во все сферы жизни. Для нас было важным показать, что подобные рекордные погружения не требуют создания сверхусловий – это возможно сделать везде после небольшой тренировки и при поддержке единомышленников. Так и в обычной жизни: границы между людьми часто надуманы и преувеличены. Мы все можем существовать в едином пространстве, вне «резерваций» с какими-то особыми условиями.

Что было самым сложным? Ни один рекорд мне не дался легко. На каждом этапе возникали какие-то задачи, требующие разрешения, без этого не бывает. То, что задуманное у нас получается, не случайность, а закономерность, обусловленная серьезным подходом к поставленной цели, слаженной совместной работой с инструкторами, взаимопониманием и поддержкой.


О помощи людям

Как я уже говорил, по своей профессии я – психолог-реабилитолог. Используя свой опыт, я хочу помочь людям, пережившим травму. Есть несколько этапов восстановления, и если правильно человека провести по ним, то он становится активным членом общества, может жить полной жизнью, невзирая на физические ограничения.


О главном

Главное для меня в жизни – сама жизнь и то, что в ней происходит. Она прекрасна в любом случае. Если же говорить о мечте, то у меня есть одна личная мечта – попутешествовать и понырять в разных уголках мира. А еще есть глобальная мечта. Хотелось бы, чтобы в России была создана служба реабилитации, которая бы занималась структурно и системно реабилитацией людей после травмы. Увы, у нас в стране пока такой нет.

Комментарии
Comments system Cackle
Узнавайте о новых героях, участвуйте в обсуждениях!
Похожие истории
Спорт
Дарья Николаева, горнолыжница из Красноярска, завоевала «золото» по фристайлу на Универсиаде в Трентино
Спорт
Ирина Скворцова, бобслеистка из Москвы, выжила после страшнейшей аварии во время тренировочных спусков и стала телеведущей
Спорт
Анастасия Павлова справилась с болезнью и стала трехкратной чемпионкой России по фехтованию
Спорт
Юный слепой певец из Бурятии Лудуб Очиров выступит на церемонии открытия Параолимпиады