Яна Беленок

Герой дня!

Помощь
Яна Беленок
Возраст: 46
Иркутская область
04 августа / 2019

Предпринимательница из поселка Соляная Иркутской области Яна Беленок участвовала в эвакуации людей и раздала жителям затопленного села продуктов на 600 тысяч рублей

Когда началось наводнение в Соляной, мы с мужем находились в командировке в Красноярске. Нам позвонил глава поселка Юрий Донской: «Тонем!». Мы сразу же все бросили и помчались домой. Когда приехали, то увидели, что масштабы катастрофы несоизмеримы с тем, что нам рассказывали по телефону… Там же мы встретили сотрудников МЧС и стали уговаривать их взять нас с собой, объясняя, что у нас в зоне наводнения пожилые родители. У нас не было времени на раздумья и философию, нужно было что-то делать и делать быстро.

О решении помогать 

Всего в Соляной было шесть незатопленных домов, в них-то мы и начали размещать людей. Эвакуационный центр у нас образовался стихийно, как и координационный. Эвакуация жителей осложнялась тем, что сотовые телефоны начали садиться, а зарядить негде – электричества нет. Я понимала, что главу поселка Юрия Донского буквально разрывают звонками отовсюду. Мы ни о чем не договаривались, просто я взяла инициативу в свои руки и начала помогать. Сотрудники МЧС, конечно, не понимали, куда плыть. Нужен был человек, который хорошо знает поселок, его жителей. Таким человеком-проводником стала я. 

Уже потом я подсчитала, что буквально на 200 метрах непотопленной территории было 153 эвакуированных человека, и это без учета спасателей! Только в нашем доме мы разместили около 20 человек – дети, пожилые люди, инвалиды. Как мы всех разместили, я не представляю! Рядом с нашим домом было здание старого спортзала, его тоже приспособили для людей. Спали везде: и в ограде, и в доме, места хватило всем. Помимо размещения, людей необходимо было накормить! Пока мы с сотрудниками МЧС эвакуировали жителей, мой супруг взял на себя функцию повара. 


О продовольствии 

Откуда было брать продукты? Из наших магазинов. Я ни минуты не раздумывала, надо ли, стоит ли. Бог ее знает, когда она придет к нам, эта гуманитарная помощь. Два моих магазина были довольно сильно подтоплены, в самом большом магазине вода встала в один уровень с полом, но не зашла! Благо, что пол добротный, бетонный. Мы с ребятами из МЧС вскрывали магазин, выгружали коробки в лодки, везли к нам домой. Там нас уже ждали другие МЧСовцы, которые формировали пакеты с продовольствием, что-то вроде сухпайков. Магазины мы опустошали постепенно – сначала один, потом второй, третий, потому что было непонятно, насколько затянется наводнение. Нельзя было допустить, что мы останемся без продовольствия. Главная мысль, которая была у меня тогда, – нужно всех накормить, и кроме меня это никто не сделает. 


О деревенском бизнесе 

Я не самый последний человек в деревне, здесь родилась и выросла, вся моя жизнь связана с этими местами. Это сейчас про меня пишут – «бизнес-леди». Да разве я бизнес-леди? Весь свой бизнес я как муравей вместе с родными собирала по крупицам 20 лет. Все открыто, никто меня не упрекнет, что я не своим трудом создала наши магазины. Мы вкалываем с утра до ночи. Как понять, уважают тебя люди или нет? А по их отношению к тебе: независимо от возраста, я для всех «Яна Сергеевна». Это дорогого стоит, ведь уважение просто так не заработаешь, да еще и в деревне, когда ты у всех как на ладони. 

В ближайших деревнях у меня семь торговых точек. Можно подумать, что у нас денег куры не клюют, но мы еле сводим концы с концами, потому что многие наши магазины приносят совсем не большой доход – много ли в деревне наторгуешь? Раньше села были большими, работало производство, а сейчас все развалилось. В этих деревнях проживает 130-140 человек и ежемесячные продажи не превышают 80 тысяч. В городах за день такие выручки делают, а у меня за месяц едва собирается… 

Кстати, одними из первых мне стали звонить мои продавцы: вода высокая, на работу невозможно добраться. Да и Бог с ней, с работой, главное, чтобы на магазинах были объявления, что они не работают, ведь люди будут ждать... 


О волонтерах и сотрудниках МЧС 

Сложно описать, какую колоссальную помощь оказали волонтеры! Вообще, наводнение по Тайшетскому району вытащили они и ребята из МЧС! Волонтеры – чужие люди, а настолько оказались неравнодушны к всеобщей беде… Они действительно герои. Только представьте: с Тайшета они неслись на лодках, чтобы помочь незнакомым людям. 


О Божьем промысле 

Я человек верующий, но в церковь на службы не хожу. Стесняюсь. Все будут на меня смотреть… Но в душе я верю в Божий промысел. Небесная канцелярия все расставляет на свои места. Так случилось, что обстоятельства нас отправили в командировку в Красноярск, но я две недели маялась – устала «отдыхать», с одного дивана на другой. Может быть, кому-то это покажется странным… А тут эта ситуация с наводнением. И я отработала ее на совесть. Только представьте: три дня я носилась по холодной воде и даже не заболела. На адреналине продержалась. 


Об отношении сельчан 

Я знаю всех наших сельчан от мала до велика. И в самые сложные моменты я понимала, что все в наших руках. Иногда мне казалось, что они меня тихо ненавидят. Прям так и думают: «Ну вот что она лезет, куда ее не просят!». А потом они поняли, что я все по существу делаю, им на пользу, а не во вред… 


О скандалах и психологической помощи 

Случаи разные были. Когда мы приготовили сухпайки и начали раздавать, из некоторых семей стали приходить по три раза… Тогда мои бабули, которые у нас жили, подключились и начали контролировать, чтобы всем досталось. В такой ситуации, оказывается, должна учитываться каждая мелочь. Я ни в коем случае не хотела ввязываться в распределение продуктов, потому что, сколько бы ты не делал добра, все равно люди будут недовольны. 

Скандалы начались на второй день, это уже потом мы начали записывать, кто и чем недоволен. А вообще все звонки поступали через московский пункт МЧС. Я понимала, что буду оказывать людям не только физическую помощь, но и психологическую. Понимаете, была одна пятиметровая лодка и 30 сотрудников МЧС. Переправа людей, а особенно женщин с детьми – это был огромный риск, потому что вода бежала со скоростью около 30 км в час. Кого смогли, мы отговорили, потому что, не дай Бог, эта лодка перевернется, на женщине спасжилет, а ребенок? Вдруг мамочка не удержит его, уронит, что делать? 


О нехватке…колбасы! 

Раз позвонили на «горячую линую» с претензией: почему в пакет с продовольствием ребенку (19 лет!) не положили... колбасу! И я полчаса убеждала обиженную женщину, что это было сделано ни в коем случае не специально, а лишь потому, что пакеты собирали быстро, из тех продуктов, которые мы успели достать из потопленного магазина… 

Дело в том, что первоначально мы раздали пакетов 300-400, которые сформировали из подручных продуктов. А колбасу мы, вероятно, в какие-то пакеты не положили. Мы же не готовились к наводнению, поэтому и колбасы в магазине было немного, палок 15-20. В селе нет света, нет питьевой воды, о какой колбасе речь? Но я пыталась убедить человека, чтобы она не волновалась. В результате мы договорились, что, как только спадет вода, я обязательно угощу эту девочку колбасой, чтобы она не чувствовала себя ущемленной. 

И я многих уговаривала не устраивать разборки, им казалось, что все должны, что не оказывается должное внимание… Я понимала, что главу села туда подпускать нельзя, чтобы он не воспринял все эти претензии слишком близко к сердцу. Мужчины в стрессовой ситуации намного слабее, чем женщины. И вроде бы конфликты удалось минимизировать, получилось, насколько возможно, сгладить острые углы. В основном, все сельчане были друг за друга горой, недовольных было мало, но эти люди – та самая ложка дегтя в бочке меда. 


О пустых полках и продавцах без работы 

Когда ситуация стабилизировалась и со всех сторон до нас дошла помощь, я решила посмотреть, что с моими продуктовыми точками, а зайдя в пустые магазины, заплакала. На меня накатил такой страх! Продавцам нужно выходить на работу, а с чего я буду платить зарплату, если товаров нет, продавать нечего… Выручки в деревнях очень маленькие, потому что в городах открылись хорошие дискаунтеры, где можно закупиться дешевле, чем на оптовых базах. Причем слово «конкуренция» к нам совершенно не применимо… Я была в ужасе, когда поняла, что почти все продукты мы раздали нуждающимся. Да, было смятение, но я не такой человек, чтобы опускать руки. Вытянули, конечно, но какими силами… Не представляю! 


О волшебнике 

А потом в моей жизни появился волшебник. Я получила спонсорскую помощь в размере 630 тыс. рублей. Мне привезли эти деньги и сказали: «Спасибо тебе, миленькая!». Помню, как я брала деньги, а руки тряслись от слез. Я и после этого рыдала. Сколько же я людям создала сложностей, но они все же нашли этого спонсора… Мне было стыдно, но я понимала, что если не приму помощь, то все мои продавцы останутся без работы… Так, я рассчиталась по долгам, и сейчас мы работаем в обычном режиме. 

Дай Бог здоровья всем, кто помогал нам! Это замечательные люди, настоящие! А мы так живем здесь, варимся в своем соку, разве мы могли пройти мимо и не помочь друг другу?

Комментарии
Comments system Cackle
Похожие истории
Помощь
Любовь Яковлева, социальный предприниматель и многодетная приемная мать из Волжского, запустила проект «Клубничный бизнес», который обучает выпускников детских домов и дает им работу
Помощь
Сергей Абрамов из Рязани постоянно участвует в благотворительной акции «Река жизни» в помощь больным гемофилией
Помощь
Сергей Фокин, кинолог из Московской области, организовал зооприют для собак-ветеранов
Помощь
Ольга Пискунова, социальный предприниматель из Брянска, обучает людей c инвалидностью мыловарению и дает им работу