Марина Дедиц

Герой дня!

Поиск людей
Марина Дедиц
Возраст: 36
Владимирская область
05 сентября / 2019

Бухгалтер из Владимира Марина Дедиц руководит поисково-спасательным отрядом «Лиза Алерт» во Владимирской области

В 2013 году пропала моя коллега и я в качестве волонтера присоединилась к поисковикам «Лиза Алерт». Этот поиск стал для меня знаковым сразу по нескольким причинам: искали знакомого мне человека, и это было мое первое взаимодействие с отрядом. К сожалению, спустя три недели мы нашли мою коллегу погибшей, но я так и осталась в отряде – искать тех, кто хочет, чтобы их нашли.

О том, почему осталась в рядах поисковиков 

Каждый раз мне очень жаль родственников пропавшего человека. Столько лет минуло, а я до сих пор помню свои первые ощущения при столкновении с чужой бедой. В такие моменты видишь, насколько переживают родственники, как им тяжело дается происходящее. Иногда они не понимают, что делать, куда направить свои силы. У отряда «Лиза Алерт» огромный поисковый опыт, отработанные алгоритмы и сейчас уже есть понимание, как эти знания и умения необходимо применять. Они полезны как при поиске пропавших людей, так и в отношении родственников, которым зачастую тоже необходима помощь. Родных пропавшего без вести всегда невероятно жаль, очень больно видеть такое неприкрытое человеческое горе. 

Еще за пять лет с момента образования отряда во Владимирской области у нас сформировалась сильная и опытная команда поисковиков, с которыми приятно не просто работать, а именно оперативно и грамотно действовать в самых сложных ситуациях. Мне всегда важно осознавать, что рядом столько неравнодушных людей, объединенных одной главной целью – спасать пропавших людей. Это тоже своего рода якоря, которые держат меня в поисковой деятельности. 


О внутренних изменениях 

Каждый поиск по своему меняет человека, его отношение к жизни. Я всегда задаюсь вопросом: «Какой поиск мне запомнился больше всего?». Таких поисков очень много. Помню, как мы пять суток искали дедушку, у него были совершенно замечательные родственники, которые круглосуточно были с нами на связи и постоянно помогали. Такая отзывчивость всегда подкупает, хочешь ты этого или нет, но, сам того не понимая, еще активнее стараешься помочь. К сожалению, дедушку мы нашли погибшим. Это было очень тяжело, но это определенный опыт, который необходимо использовать в будущем, чтобы не допускать подобных ситуаций. 

Оставляют неизгладимый след все детские поиски. Помню, как мы искали пропавших в лесу в Александровском районе… Да, они были на связи, но с бабушкой и мамой была двухлетняя девочка. А время – сентябрь, ночи уже прохладные. Тот поиск закончился часов через 10, но он был очень напряженным, несмотря на то, что девочка была с родными. 


Еще очень ярок и свеж в памяти поиск пятилетней Зарины в Нижегородской области. Там я была одним из пяти координаторов поисковой операции. Было очень тяжело, но это тоже определенный опыт. Счастье, что все закончилось хорошо, ведь ребенок провел в лесу трое суток. 



О поиске Зарины 


Сложности в поиске Зарины были, и немало. Во-первых, природная среда и маленький ребенок. Во-вторых, водоемы, которых было довольно много, ребенок мог бы туда запросто попасть. К слову сказать, в поисках была задействована водолазная группа «Добротворец» и вертолетный поисково-спасательный отряд «Ангел» – это наши хорошие друзья. Лес был большой, протяженный, поэтому приходилось прочесывать серьезные площади. С чем повезло, так это с погодой – дни стояли очень жаркие, и несмотря на то, что девочка была легко одета, она не получила переохлаждения. Во время поисков ребята даже видели медведя, сначала слышали рычание, потом обнаружили его следы, а в конце поисков издалека увидели зверя. Можно сказать, что Зарине повезло, она не встретилась с хищником. 

Вообще, природная среда очень опасна, причем угрозу представляют не только животные, но и насекомые, например, пчелы. Однако надо отметить, что таких случаев, когда животное причинило вред поисковикам или пропавшему, я не знаю. 

В поисках Зарины было задействовано около 800 человек ежедневно, девочка провела в лесу трое суток. Наш отряд работает по единым методикам, имеет определенные алгоритмы действий. У нас регулярно проходят всероссийские учения, на которые приезжают поисковики со всех регионов. На поисках Зарины у нас была очень хорошая команда: я из Владимирской области, оперативный картограф – из Москвы, регистраторы – из Брянска, Нижнего Новгорода и Владимира. Когда есть сильная команда, тогда проще наладить процесс распределения задач. На этом поиске у нас было четыре координатора: из Нижегородской, Владимирской, Брянской областей и из Москвы. Каждый из нас руководил поиском в течение суток. И все это время с нами удаленно на связи был председатель отряда Григорий Сергеев. 


Об эмоциях 

Поскольку на поисках Зарины я была одним из координаторов, уровень сосредоточенности у меня был настолько высок, что я даже после того, как ее нашли, не смогла в полной мере прожить все эмоции. Только спустя пару дней меня накрыло от осознания того, что ребенка успели найти живым. Эти эмоции не описать, их можно только прожить. Это ком в горле, это слезы на глазах, это ощущение, когда внутри все разрывается от счастья. При этом ты видишь счастливые глаза своих коллег, когда все начинают ликовать… Даже самый чёрствый человек не сможет остаться равнодушным к такому неистовому всеобщему счастью. 


О личных качествах 

Поисковая деятельность меня сделала более терпеливой. За это время я приобрела определенные знания и навыки, стала более грамотной в плане поисков. Одно дело, когда ты новичок и вообще ничего не понимаешь, и совсем другое – ты учишься-учишься и постепенно нарабатываешь новые компетенции, которые вне поисковой деятельности ты бы просто не получил. А в моральном плане я стала более сильной и выносливой. 


О чужом горе и профессиональном выгорании 

Невозможно абсолютно отгородиться от чужого горя. Это проблема не только моя, но и многих поисковиков, если не абстрагироваться, то можно очень быстро выгореть, исчерпать свой внутренний запас. Сейчас, спустя столько лет, уже немного легче, но сопереживание никуда не делось – все пропускаешь через себя, проживаешь весь этот ужас с родственниками пропавшего человека. Я думаю, что эти годы работы меня научили быстрее восстанавливаться. 


Об эмоциях, которые дает поиск 

Я не могу однозначно ответить на вопрос, почему я осталась в отряде. Наверное, стоит испытать эти ощущения всего лишь один раз, тогда будет найден ответ на этот вопрос. Вот представьте: есть огромный лес, там пропал человек, будто иголка в стоге сена. Как его можно отыскать? На самом деле можно благодаря сплоченной работе не одной сотни людей. И в тот момент, когда я слышу по рации, что человека нашли, меня захлестывают невероятные эмоции. Это просто непередаваемые ощущения, что у нас это получилось, мы смогли сделать практически невозможное. Важно и то, что мы сумели это сделать грамотно и быстро, ведь каждый раз поиски проходят все оперативнее, потому что мы используем накопленный опыт. Помню, как искали дедушку, заплутавшего в лесу. Нашли его по пояс в болоте, да, была трудная эвакуация, но даже в тот момент мы все понимали, что если бы не наша помощь, то человек мог бы погибнуть в этой трясине. Бывают такие страшные природные ловушки, в которые человек попадает против своей воли. Многие люди думают: зачем он пошел в бурелом? А у него стресс, он не осознавал своих действий. Поэтому мы зачастую ищем как раз в буреломах и в тех местах, в которые человек в здравом рассудке вряд ли бы вообще полез. 


О поисках с печальным концом 

Я помню ощущение боли и безысходности, когда мы находили человека погибшим. Особенно сильно мной переживались эти эмоции в самом начале, но один очень умный и грамотный человек из отряда мне сказал, что сейчас нужно принять ситуацию, а в дальнейшем использовать опыт и не допускать повторения. Ведь я понимаю, что, возможно, в чем-то была и моя ошибка, но у меня есть шанс ее не повторить больше. И сейчас я повторяю эту фразу и себе, и моим коллегам, которые терзаются мыслями: «Мы не успели…». Я знаю точно одно: мы даем шанс, если бы нас не было, то и шансы остаться живыми у многих и многих людей сократились в разы. 



О жизни вне поиска 

У меня есть семья, двое детей, работа, родные и близкие люди… Дети уже подросли, сейчас материнство и поиски совмещать немного легче. Я очень благодарна моей маме, которая на время долгих отъездов заменяет меня. Да, с друзьями я намного реже вижусь, но все же стараюсь уделять им время. Большинство моих друзей поддерживает меня. Сами они не готовы заниматься поисками, иногда ругают меня за полную самоотдачу, но тем не менее они понимают, насколько важным и нужным делом я занимаюсь. 

Время от времени у меня бывают угрызения совести, что я ищу в лесу чужих детей, а мои собственные находятся под присмотром бабушки… Но, как бы не было сложно, я пытаюсь совместить несовместимое. Конечно, мои дети еще не настолько взрослые, чтобы все понимать и до конца осознавать, но я уверена, что они вырастут и будут гордиться тем, чем я занимаюсь. 

Мама меня поняла не сразу. Здесь решающим фактором стало время и то, что мне несколько раз приходилось искать родственников ее знакомых. Окунувшись во все эти переживания, она постепенно изменила свою точку зрения. 


О хобби 

Мне очень хотелось бы чем-то увлекаться, но все отошло на второй план, потому что главное мое хобби – это поиск, которому я посвящаю все свое свободное время. 


О том, почему каждому стоит попробовать поиск 

Я бы каждому посоветовала попробовать себя в поисках, потому что эта деятельность позволяет испытывать такие эмоции, которые невозможно пережить нигде.

Другие истории о поисковиках-добровольцах читайте в нашей рубрике «Поиск людей»

Комментарии
Comments system Cackle
Похожие истории
Поиск людей
Волонтер из Москвы Карэн Агамалян вместе с группой помощи «ДобротворецЪ» ищет потерявшихся людей, помогает малообеспеченным семьям и погорельцам
Поиск людей
Майор полиции из Одинцова Екатерина Герасименко семь лет в рядах волонтеров спасает пропавших без вести людей
Поиск людей
Экономист из Москвы Елена Горячева в числе пилотов-добровольцев занимается поисками пропавших людей
Поиск людей
Инвалид детства с диагнозом ДЦП, отец четырех детей Алексей Рогозников из города Миасса Челябинской области занимается поиском пропавших людей, организовал в своем регионе движение автоволонтёров, которое помогает маломобильным людям