Дмитрий Лисицын

Герой дня!

Хорошее дело
Дмитрий Лисицын
Возраст: 51
Сахалинская область
08 сентября / 2019

Общественник из Южно-Сахалинска Дмитрий Лисицын более двадцати лет занимается защитой природы

Сахалин – регион особенный. Здесь самая плотная речная сеть в России. Много рек, в которых нерестятся тихоокеанские лососи. К тому же у нас гористый рельеф. Хотя горы и невысокие, но они занимают три четверти территории острова и имеют крутые склоны. Рельеф очень изрезанный. В таких условиях любая деятельность лесопромышленников губительна для мест обитания дикой популяции тихоокеанского лосося и природы острова в целом. Вырубка лесов ведет к тому, что на склонах происходят оползни. Восстановление лесов идет медленно. Из-за того, что меняется гидрологический режим, на участках, где шли работы, практически ничего не растет.

О работе

В девяностые годы я много путешествовал по острову и видел последствия деятельности человека. Было очень жалко, что гибнет природа удивительного края. В то время встретил единомышленников. Они создали «Экологическую вахту Сахалина», и в 1996 году с огромным желанием я присоединился к ним. Некоторое время «Эковахта» была неформальной группой, потом ее зарегистрировали. Сейчас возглавляю эту организацию.

В своей деятельности используем разные методы: организовываем полевые экспедиции, сотрудничаем с государственными органами, обращаемся к общественности, компаниям, работа которых может негативно сказаться на природе, проводим общественные экологические экспертизы. В любой ситуации боремся с конкретной экологической проблемой, но никогда – с людьми, и часто бывает, что наши оппоненты переходят на нашу сторону и становятся помощниками. Стараемся привлечь внимание большего числа союзников, объединиться для совместных действий и никогда не соперничаем с коллегами. Считаю, именно такой подход позволил организации быть полезной более двадцати лет.


О первом опыте

Для меня первой серьезной победой стал проект по защите сахалинских лесов от разрушительной косогорно-террасной технологии в лесозаготовках. Используя ее, лесозаготовители прокладывают бульдозерами так называемые террасы-дороги, которые врезаются в склон, и по ним «таскают» пачки бревен.

Научно было доказано, что при таком варварском подходе лес не восстанавливается, уничтожаются нерестовые реки. Поэтому такая технология была ранее запрещена, но в девяностые годы лесопромышленники активно пытались добиться внесения изменения в правила рубок. Чтобы не допустить этого, мы целое лето занимались общественным экологическим расследованием. Ездили на места рубок, изучали теорию, консультировались у специалистов, выступали на совещаниях, информировали общественность. В конце концов добились того, что технология осталась под запретом.

Казалось бы, это был технический вопрос, но он имел значение для сохранения природного мира Сахалина. Благодаря запрету не тронули тысячи гектаров древних лесов, которые во всем мире очень ценятся, остались в здоровом состоянии места обитания лососей.


О рубках

В начале двухтысячных годов, когда лесозаготовительная промышленность еще активно работала на острове, мы выяснили, что ни одна компания из семнадцати не проходила обязательную госэкспертизу проектов рубок. Мы в течение нескольких лет добивались соблюдения всех процедур. Даже в суд обращались. В результате половина предприятий, не имевших законных оснований для деятельности, прекратила существование. У них не было необходимых документов, чтобы заниматься заготовкой леса.

Сейчас рубки сохраняются, но их масштабы значительно уменьшились. Они обеспечивают только нужды местного населения. Хотя до этого лес с Сахалина уходил на экспорт в Японию, Южную Корею, Китай. Огромный ущерб, который наносился природе, снизился. Стало заметно, что улучшились условия обитания тихоокеанского лосося: изменилось состояние рек, увеличились площади, покрытые лесом. Еще одно – снизилось количество больших пожаров, хотя раньше они были постоянно. Из-за рубок сильно горели леса. После работ оставались участки, заваленные порубочными остатками. Территории быстро высыхали, и возрастала опасность возникновения катастрофических возгораний. В таких условиях огонь мгновенно распространялся по лесу.


О «Восточном»

Еще один проект, который начали с 1995 года и продолжаем до сих пор, – сохранение заказника «Восточного», самого дикого нетронутого уголка Сахалина. Здесь многолетние темнохвойные леса растут на шестидесяти восьми тысячах гектарах. Очень высокий уровень биологического разнообразия. Обитают редкие занесенные в Красные книги разных уровней животные, птицы. На территории протекают две средние по сахалинским размерам нерестовые реки.

Лес, который растет в заказнике, когда лесная промышленность была развита, был лакомым куском. Поэтому когда мы выявили эту территорию, то поняли, что она – последний нетронутый массив леса, куда еще не добрались лесорубы. На тот момент участок размером более двадцати тысяч гектаров был передан в аренду леспромхозу, то есть он имел законное право рубить деревья. Там уже началось строительство дороги. Чтобы отстоять ценный лес, начали большую кампанию. В результате своей цели добились. Леспромхоз отказался от этого участка, где потом был официально создан заказник. Далее мы настояли, чтобы там был установлен особый охраняемый режим, запрещающий любую хозяйственную деятельность. Отказ компании, имевшей все легальные права, от аренды в пользу создания заказника стал первым случаем в России. По примеру заказника «Восточного» другие заказники на Сахалине тоже запретили рубить лес на своих территориях.

После создания заказника выяснилось, что со стороны, омываемой морем, были на длительный срок переданы в аренду рыбопромысловые участки. У нас появилась новая большая проблема, так как промышленный лов лосося мог привести к оскудению кормовой базы для многих видов животных, в первую очередь для бурого медведя, численность которого там высока. И снова мы начали кампанию и через несколько лет все же добились того, что предприятия, занимающиеся ловлей рыбы, были вынуждены уйти с этой территории.

Сейчас и в самом заказнике, и на прилегающей к нему акватории какая-либо производственная деятельность отсутствует. «Восточный» – единственный нетронутый на Сахалине уголок дикой природы. Во всех остальных заказниках и даже в государственном заповеднике хозяйственная деятельность в той или иной степени ведется.

Примерно с 2000 года мы вместе с государственными органами охраняем «Восточный». Наши волонтеры ежегодно с мая по ноябрь живут там, патрулируют территорию, чтобы выявлять нарушителей и браконьеров. Мы добились того, что последние пятнадцать лет браконьеры в заказник не заходят. Там же собираем различные научные данные.


О нефтедобыче

На Сахалине очень развита добыча нефти и газа, поэтому плотно работаем с компаниями этой отрасли. В конце девяностых годов началось бурное развитие шельфовых проектов, то есть добычи в море у берегов острова. Сахалин в этом плане был в России пионером. У нас появились самые первые нефтедобывающие буровые платформы, на которых, в основном, добычу ведут иностранные компании крупнейших мировых нефтегазовых корпораций.

Конечно, мы никогда не выступали против освоения морских месторождений, это стратегически важная для региона, для всей страны отрасль. Но всегда работали над повышением планки их экологической безопасности. Одна из проблем была связана со сбросом отходов, которые образовываются в больших объемах при бурении шельфов. Глубина скважин достигает нескольких километров, и из каждой вынимается по несколько тысяч тонн породы. Она достаточно токсична, так как при бурении добавляются различные реагенты. Например, для обеззараживания.

В самом начале, когда только шла геологоразведка, компании добивались разрешения сбрасывать эти отходы в море. Это самый дешевый и простой способ утилизации. К сожалению, тогда разрешения были получены.

Мы были категорически против и много сил потратили, чтобы контролирующие органы запретили подобную практику. С помощью зарубежных коллег собрали информацию о том, что эти же компании, ведя добычу в других странах, не сбрасывают буровые отходы. По законодательству их нужно вывозить на берег и закачивать глубоко под землю, в изолированные геологические формации, где порода оказывается надежно законсервированной. Мы вели работу, чтобы эта технология применялась и на Сахалине. В результате компании приняли стандарт нулевого сброса, то есть полностью отказались от первоначального проекта.

В дальнейшем использовался опыт Сахалина и на других российских территориях, где на шельфах добывают нефть и газ. До сих пор ни одна буровая платформа в России не сбрасывает отходы в воду. Совсем недавно Министерством природных ресурсов РФ эта технология была включена в справочник наилучших доступных технологий нефтегазовой промышленности.


О серых китах

Также нам удалось повлиять на компанию «Сахалин Энерджи». Она планировала разрабатывать одно из месторождений на северо-востоке Сахалина, которое совпадало с районом нагула малочисленной исчезающей популяции серых китов. Животные кормятся морскими организмами, а потому привязаны к определенному месту, где они скапливаются. Одно из таких пастбищ, где, в основном, собирались самки с детенышами, как раз располагалось там, где компания планировала осваивать месторождение. Когда проектировали расстановку платформ, прокладку трубопровода между ними, то не учли, что часть трубопровода будет пролегать поперек пастбища.

Мы понимали, что и так редкий вид может еще сократиться. Чтобы этого не произошло, нам пришлось объединить усилия крупных международных экологических организаций. Обращались в банки, которые кредитовали проект. В итоге, несмотря на то, что компания смогла уже получить все разрешения, нам удалось добиться изменения маршрута. Более того, «Сахалин Энерджи» согласилась на создание международной экспертной группы, которая бы контролировала этот проект и давала рекомендации, как избежать негативного воздействия на китов. Эта группа действует до сих пор.


О «китовой тюрьме»

Еще до того, как общественности стало известно о «китовой тюрьме» в бухте Средней Приморского края, где в ужасных условиях содержались касатки и белухи, в мае 2018 года Росрыболовство выдало разрешение на вылов тринадцати касаток в Охотском море. Ситуация сложилась странная, так как до этого момента все квоты получались в начале года, а на отлов касаток до этого в течение двух лет таких разрешений вообще не выдавалось. Когда мы узнали об этом факте, связались с коллегами из экологических организаций, и начали отслеживать ситуацию.

У нас были большие сомнения в законности действий ведомств, которые выдавали разрешение. Поэтому наши юристы подали на Росприроднадзор и Росрыболовство иски в суд. Обжаловали положительное заключение государственной экологической экспертизы по поводу общего допустимого улова касаток. Мы от начала до конца вели дело в суде и выиграли. Хотя до этого и прокуратура писала грозные письма, и депутаты Госдумы – обращения, и следственный комитет завел уголовное дело, судьба которого вообще не известна до сих пор. Но мы единственная организация, которая получила реальный результат. Дальше также в суде обжаловали и законность всего остального разрешительного пакета документов. Суд признал незаконность выдачи квоты на вылов касаток и белух.

Уверен, это сыграло ключевую роль в дальнейшем решении о выпуске мормлеков. До сих пор известен только один подобный факт. Люди собрали деньги и выкупили касатку, которая «играла» главную роль в фильме «Освободите Вилли». Больше никто из лап индустрии развлечения морских животных не вырывал.

Наш случай к тому же уникальный из-за масштабов: в естественную среду обитания должны вернуться десять касаток и восемьдесят семь белух. Уже доставлены в места отлова все касатки и несколько белух, оставшаяся часть окажется на воле в ближайшее время.

Еще одно достижение – в 2019 году в России не выдаются квоты на вылов вообще всех млекопитающих. На 2020 год запрещен отлов касаток. Ситуация с белухами и тремя дальневосточными видами дельфинов пока под вопросом. Недавно начала проходить государственная экологическая экспертиза материалов общедопустимого улова морских млекопитающих. Мы сейчас, используя возможности, которые дает российское законодательство, активно пытаемся добиться полного запрета.


Чтобы ситуация не повторилась, на сайте «Российская общественная инициатива» собираем голоса в поддержку инициативы по запрету отлова мормлеков в развлекательных целях, которые обычно маскируют под культурно-просветительскими. Если нам удастся собрать сто тысяч голосов, то ее в обязательном порядке должны будут рассмотреть органы власти в качестве законодательной инициативы. Проголосовать можно по ссылке: https://www.roi.ru/49427/.

Ссылка на группу «Эковахты Сахалина» во «ВКонтакте»: https://vk.com/ecosakh

Комментарии
Comments system Cackle
Похожие истории
Хорошее дело
Евгений Голубев, ученый и краевед из Бурятии, стал отцом в 80 лет
Хорошее дело
Артем Белозеров, юрист из Омска, переквалифицировался в маршрутчики и организовал бесплатный проезд пассажиров
Хорошее дело
Михаил Малахов совершил уникальный автономный поход к Северному полюсу
Хорошее дело
Лариса Романова 18 лет ухаживает за мужем, получившим тяжелейшие травмы после покушения в Чечне