Дмитрий Дробин, чемпион России в толкании ядра, занимается реабилитацией людей с инвалидностью.

13 февраля 2014

«Я стал инвалидом в 23 года. Попал в серьезную автомобильную катастрофу. Мы с друзьями ехали по городу, водитель не справился с управлением, и машина на большой скорости врезалась в столб. Я сидел на пассажирском сиденье. Перед столкновением я как раз оглянулся к друзьям, что-то говорил им, и прямо в этой позе меня «вырезали» спасатели из искореженного автомобиля. Я пробил головой стекло, а друг «припечатал» меня сверху сиденьем. Я все время был в сознании, только не чувствовал ног, не мог ими вообще пошевелить. Скорая доставила меня в больницу. Мне диагностировали сильнейший ушиб спинного мозга. Врачи говорили, что скоро ушиб пройдет и я снова смогу ходить… Как я потом понял, они просто меня утешали, на самом деле уже все знали, что я никогда не встану на ноги. Я стал учиться жить заново. В инвалидном кресле. Пытался относиться к своей болезни, как к новому виду спорта. Такие же тренировки, работа над собой, только называется иначе – реабилитация. Я же закончил вуз физической культуры, учился в аспирантуре, был тренером по вольной борьбе, кандидатом в мастера спорта. Тренировал ребятишек. Сейчас их встречаю, а они такие большие стали, не узнают меня.

Об оптимизме 

Я по натуре человек очень жизнерадостный, оптимист. Но периоды меланхолии были. Представляете, каково это, лишиться возможности двигаться в 23 года? Тем более профессиональному спортсмену. Мне было тяжело. Слава богу, рядом были родители и брат. Любимая девушка у меня была из другого города. Она как узнала про то, что со мной случилось, хотела приехать. Но я запретил. Я не хотел быть никому обузой. Мне было неприятно. Так, возможно, я оттолкнул хорошего человека, но на тот момент я не мог принять ее помощь, гордость не позволила. Я полгода дома сидел без дела, не знал, чем заниматься. Брата, отца ждал, пока они с работы придут и отвезут меня в спортзал, потому что я не мог жить без спорта, привычного образа жизни. Вынужденное затворничество меня убивало. Потом мы приобрели инвалидную коляску, автомобиль и я, наконец, обрел желанную мобильность. 

О спорте

Я продолжил занятия спортом и довольно успешно – неоднократно становился призером в метании диска и копья, толкании ядра на всероссийских соревнованиях, был чемпионом России в 2008-2009 годах. И до сих пор я стабильно в тройке призеров чемпионата России. А на днях, 11 февраля, в Чувашии прошел Чемпионат России-2014 по легкой атлетике среди спортсменов c поражением опорно-двигательного аппарата. Там я завоевал золото и стал чемпионом страны по толканию ядра еще и в закрытых помещениях. Для меня, как и для любого спортсмена, участие в Параолимпиаде остается главной мечтой в жизни. Чтобы зачислили в сборную, мне нужно на два метра дальше по сравнению с нынешним результатом толкнуть ядро. Вот сейчас я работаю над этим.

О помощи другим

Как-то мне мой лечащий врач предложил попробовать себя в качестве тренера для инвалидов в реабилитационном центре Сургута, куда приезжали люди с травмами для реабилитации со всего Ханты-Мансийского округа. И только когда я увидел пациентов и понял, чего им не хватает, я осознал свою миссию, в чем именно будет заключаться моя работа. Более 6 лет я проработал инструктором по лечебной физкультуре. Моими пациентами в основном становились люди с травмами рук. У кого-то были легкие травмы, а у кого-то – неврологические последствия и даже травматические ампутации. От меня зависело многое: либо они после занятий возвращались к своей трудоспособности, либо получали инвалидность. Моя главная задача – зарядить человек позитивом, чтобы он захотел заниматься реабилитацией, ведь от настроя пациента зависит почти все. Они старательно приходили на занятия, не пропускали, разрабатывали руки очень упорно. Я постоянно придумывал новые упражнения, показывал разные движения. И я думаю, что во многом помогало им и то, что они видели меня в кресле и понимали, что я сам стремлюсь к полноценной и насыщенной жизни. Когда мои подопечные из больницы узнавали о моих спортивных победах, то это им поднимало дух, как они мне сами говорили, помогало им не сдаваться.

О перспективах

Я совершенствовался в вопросах реабилитации пациентов, часто ездил на выставки, связанные со здравоохранением. Как-то в Москве в Экспоцентре ко мне подошел представитель европейской компании. Узнав о том, чем я занимаюсь, где работаю и что веду активный образ жизни, он предложил попробовать себя в новом направлении в Москве. Я долго колебался, не мог решиться на переезд, но потом подумал, что в столице больше возможностей для роста и развития. Тем более я продолжил заниматься любимым делом – помогать людям. Только немного в другом качестве. Теперь я сотрудник отдела по развитию реабилитации крупной фирмы, которая делает инвалидные коляски. Уже полгода живу в Москве, работаю с регионами. Моя задача подобрать пациенту кресло-коляску по его физическим особенностям и антропометрическим данным. Коляска, она же как обувь, должна быть удобной, комфортной, чтобы не болталась и нигде не жала.

О режиме

Чтобы не впадать в депрессию, отчаяние, у каждого человека должен быть режим. Человек должен быть максимально занят делом. Работать надо обязательно. Не сидеть, не жалеть себя. Я вот, например, соблюдаю режим дня. В 7 утра у меня плавание, в 9 я уже на работе, вечером занимаюсь силовыми тренировками. Я максимально обустроил свой быт, чтобы обслуживать себя самому. И спорт, несмотря на напряженный график и постоянные командировки по России, я не забрасываю. Я нашел отличный фитнес-центр по пути на работу и это очень мне помогает быть в тонусе. Пока искал зал для занятий, заехал в один клуб. А мне говорят: «Вы знаете, нашим клиентам будет неудобно, если вы будете здесь ездить на коляске, смущать их будете». Вот так у нас относятся к инвалидам. Не понимают, что никто от этого не застрахован. В другом мне пошли навстречу, они сделали специально для меня парковку, понизили бордюр, чтоб я не звал охранника с утра. Считаю, что человек сам делает свой выбор – вечно печалиться, что утратил здоровье, или наслаждаться жизнью, пусть и в инвалидной коляске.»