Горняк Сергей Калашников из поселка Экимчан Амурской области помогал пилотам выбраться из горящего самолета

7 марта 2018

«За несколько дней до трагедии я купил билеты на самолет для жены и сыновей, и только дома увидел, что оба детских билета выписаны на одно имя. Если бы они летели из Экимчана, то проблем бы не возникло, но по этим документам супруга с ребятишками должна была возвращаться из Благовещенска, поэтому нужно было исправить ошибку в кассе.

Утром 7 ноября я отвел младшего сына в детский сад, а сам пошел в аэропорт. Недалеко от него услышал, что какой-то самолет гудит. Подумал, что для благовещенского рейса рановато-то будет, обычно в город улетаем в обед. 

Об авиакатастрофе 

Билеты быстро переоформили, и я отправился домой. Вдруг услышал сильные хлопки, а потом заметил падающий самолет. Сразу стало понятно, что он не дотянет до взлетно-посадочной полосы. Так и случилось: по сильному звуку удара понял, что самолет упал. Позвонив жене, чтобы она вызвала пожарных, бросился к месту аварии. Так быстро, наверное, никогда в жизни не бегал. По пути перепрыгивал водоотводные канавы, которые возле Покровского ключа накопали и бросили старатели. 

Когда подбежал к самолету, кабина уже горела, и пламя перекинулось на крылья, а там – полные авиационного бензина топливные баки. Дверь в салон была приоткрыта, но чтобы войти, пришлось плечом ее выбить. Внутри увидел, что командир судна Андрей выбрался из своего кресла. Он стоял, держась за ребра. Второго пилота Сергея зажало, заблокировало ремнем безопасности. Андрей крикнул: «Дай нож!». Откуда? Я ж из детского сада шел. 

О Сергее 

Вместе с командиром мы пытались освободить Сергея, у которого горели голова и ноги. Он все повторял: «Мне больно! Мне больно!» Старались, тащили его, но не смогли… Может быть, и удалось бы что-нибудь сделать, но мы начали задыхаться от едкого дыма, так как в салоне начал тлеть полистирол. Нужно было срочно уходить. Вместе с Андреем выбрались наружу. Он, видимо, в шоковом состоянии был: куда-то побрел, не разбирая дороги. Я же, немного вдохнув чистого воздуха, попытался вернуться, но из салона пламя пыхнуло. Закидывал огонь снегом. Куда там! Самолет минуты за две сгорел. Приехали пожарные, скорая помощь, но было уже поздно, Сергей сгорел заживо. 

Потом долго перед глазами стояла картина: горит живой человек. Можно было его спасти, если бы полистирола не было в салоне. Через несколько дней мне дали номер телефона дочери Сергея. Она хотела узнать, как погиб отец. Рассказал ей все, тяжелый разговор был, конечно. Хочу, как появится возможность, заехать к ней в Зею. 

Второго летчика – Андрея – сразу увезли в больницу, у него грудная клетка оказалась сломана. Потом мы с ним увиделись, он сказал, что, если б я не подоспел, то и он бы в самолете остался. 

О неудачном взлете 

Как потом узнал, самолет Ан-2 выполнял частный рейс. Из Экимчана в село Удское Хабаровского края местный предприниматель отправлял продукты и стройматериалы. Через десять минут после взлета у машины отказал двигатель, и она стала терять высоту. 

Пилоты – молодцы! Они могли совершить аварийную посадку, но в этом случае сели бы на жилые дома. Из последних сил летчики изменили траекторию и тянули до места, где строений не было. В том районе тесть живет. Самолет рухнул в нескольких десятках метров от его огорода. На месте аварии администрация поселка установила памятный знак. 

О страхе 

Когда бежал, мыслей о семье, о себе совсем не было. Думал, что в самолете – люди, нужно быстрее попасть на место падения. Кто-то же должен был им помочь. Я оказался ближе всех. Потом жена все спрашивала: «Ты куда полез?» А что сделаешь? Иначе нельзя. Зато старший сын сказал, что папа – герой. 

Страх, конечно, был, но уже там, в салоне. Я ж живой человек! В самолете все полыхало, опять же авиационный бензин – в баках. До сих пор удивляюсь, что не взорвался, все втроем бы там полегли. Как-то удалось справиться с эмоциями и делать то, что было возможно. 

Как правильно вести себя на пожарах, в иных экстремальных ситуациях, знаю. Работаю на золотодобывающем руднике. Производственные объекты у нас считаются опасными. Бывало всякое: горели экскаваторы, борта карьеров обрушались. Наши работники постоянно проходят инструктажи и обучение алгоритмам действий при авариях, приемам оказания первой медицинской помощи, а я контролирую, выполняются ли на рабочих местах правила промышленной безопасности и охраны труда. 

О профессии 

По профессии я – горняк в третьем поколении. В золотодобывающей отрасли работал дед и отец, которого за многолетний труд наградили званием «Почетный горняк». 

Сначала хотел прервать семейную традицию. Начал пестики с тычинками изучать, но потом понял, что не мое это. Отучился в Благовещенском политехническом техникуме. Получил высшее образование в Амурском государственном университете. Пять лет трудился на Березитовом руднике. Сейчас работаю горным мастером в компании «Петропавловск». Очень нравится. Главное – есть возможность для карьерного роста. Буду дальше стремиться развиваться в профессии. 

У нас на предприятии – вахтовый метод, поэтому месяц нахожусь на руднике, месяц – дома, в Экимчане. Поселок расположен в 650 километрах от Благовещенска. Дороги ужасные, добираемся по двенадцать часов на машине. Тяжело очень. С удовольствием бы переехал куда-нибудь поближе к областному центру, но жена не соглашается. Может, и к лучшему. У нас здесь воздух чистый, тихо и спокойно. 

О семье 

На отдыхе больше всего люблю возиться с детьми. Одному сыну – два с половиной года, другому – шесть с половиной. Хочу, чтобы они активно занимались спортом. В юности играл в хоккей, поэтому пока Константина и Степана сам тренирую. С маленьким дома шайбу или мяч гоняем, со старшим на улицу выходим. Вообще, стараюсь посвящать им как можно больше времени».