Матушка Анфия из Барнаула почти 20 лет восстанавливает и облагораживает территорию Свято-Никольского источника

23 июля 2016

«Каждому человеку что-то наречено с самого рождения. Сейчас, вспоминая свои прожитые годы, я понимаю, что все было предопределено еще тогда. С раннего детства меня тянуло к земле. Даже будучи маленькой девочкой, я старалась что-то делать своими руками – высаживала цветочки, облагораживала территорию вокруг. Шло время. Где я только не трудилась! Но так или иначе жизнь моя была связана с землей. Было дело, работала я и на самоходном комбайне, убирала хлеб, и пекарем была, и за цветником ухаживала. А выйдя на пенсию, я стала ходить в храм. Наверное, Господь усмотрел, что это мой дальнейший путь. Вот уже двадцать лет я хожу в Покровский собор.

О пути к вере

Первое время я совершенно ничего не знала. Да и подсказать было совсем некому. Но я наблюдательная, стала обращать на все внимание, следовать увиденному. Так постепенно я пришла к вере. Церковь я люблю. Очень сильно. Эта любовь мне дает особую радость. Слышу только церковные напевы и так мне хорошо, душа бы в небо улетела.

Об источнике

За Свято-Никольским источником я ухаживаю почти 20 лет. Источник был известен еще до революции. Тысячи людей шли к нему за исцелением. Но во времена советской власти здесь массово стали расстреливать горожан, а сам ключ завалили мусором и камнями.

Когда я стала ходить сюда, источник был слаб. Был здесь только небольшой крест установлен, и водичка бежала. И ничего больше. Только клены кругом высокие, разлапистые, а трава выше моего роста. И откуда у меня желание такое появилось? Я понимала, что нужно все здесь привести в порядок. Эту траву я и руками рвала, и серпом резала, и литовкой косила. Бывало, целую копну накашивала. Кошу, а у самой мысль: «Освободить нужно мне этот ручей». Траву кое-как победила и решила, что нужно сам источник как-то огородить. А он совсем слабенький был. Тогда я взяла колышки, вбила да и ниткой капроновой обтянула его. Вот с чего все начиналось.

Об облагораживании территории

Надумала я цветник у источника разбить. Огляделась, а земли-то и нет. Только песок кругом, чистый да желтый. И тогда я стала сюда землю носить. Первые разы я прям по горсточке в ведерко набирала и несла сюда. Инструментов у меня тоже не было. Я у добрых людей просила, они мне давали, кто – лопату, кто – грабли.

Поначалу никто из храма не знал, что я хожу на святой источник. Я в храме все дела переделаю и сразу сюда. Какая бы погода ни была, я всегда на источнике.

О кресте

Потом, гляжу, а крест, что был у источника, от времени обветшал и развалился. Был такой батюшка Николай Войтович. Я к нему – говорю, мол, вы перестраиваете у крестильни крышу, отдайте мне материал ненужный на новый крест. Отдали. Так появился новый крест. И ни ограды тут не было, ничего. А постепенно все с Божьей помощью стало налаживаться.

Даже клены здесь и то мы всем миром выпиливали. Я просила помощи у прихожан храма. Мне никто никогда не отказывал. Ох, и намучались мы с этими кленами. Чем только не пилили, бывало, даже ножовкой, но справились.

О строительстве купальни

Однажды я смотрю, пришли женщины к источнику. Набрали водичку и соорудили что-то вроде занавески – натянули простынь на ветки, чтобы этой водой окупнуться. Я заметила и так жаль мне стало, что нет купальни, что людям приходится мириться с такими условиями. Тогда я нашла дощечки и попросила одного из прихожан сделать что-то вроде кабинки. Пусть плохонькая она была, но все же какая-то защита от глаз. Та купальня, которая сейчас – уже третья. Она добротная. Стоит несколько лет. И каждый может прийти и окупнуться святой водой. Теперь помимо купальни на территории есть и своя молельная комната. Каждый может прийти и поговорить с Богом.

Об ограде и помощниках

Потом постепенно появилась ограда. А вышло это вот как. У Покровсковского собора решили заменить ограду, а я тут как тут: говорю, отдайте старую нашему источнику, зачем вам старая? И отдали. А я тут уже вовсю территорию облагораживаю. И не было у меня никакого плана, просто тут камушек положу, там клумбу разобью, а здесь мне саженцы рябинок дадут я их прикопаю. Я валуны катаю для клумб, а люди, пришедшие к источнику, смотрят на меня и плачут. Я им говорю: «Почему вы плачете?». А они отвечают: «Как же вы одна все своими руками делаете?» Так стало идти мое начинание легче, стали помощники появляться. Но я уже старая, мне 86 год доходит. Я переживаю, что умру, а источник мой останется без надзора. Найдется ли человек, который будет так стараться? Я сильно люблю это место. У меня вся душенька замирает только сюда. Несколько лет назад я решила уйти в монастырь, чтобы быть к Богу еще ближе. Обратилась с просьбой к Владыке, но он не отпустил меня. Сказал, что до самой смерти я принадлежу источнику.

О здоровье

До своего прихода к вере я очень сильно болела. Иной раз случалось, что дети меня под руки вели в больницу. Так мне плохо было. Особенно досаждала астма. Как только в моей жизни появился источник, все болезни меня покинули. То ли мне некогда болеть, то ли Бог все видит и помогает. Иной раз астма напомнит о себе, но это не так часто случается.

О главном

Вся моя жизнь посвящена одному – служению Богу. Никаких мирских удовольствий, только смирение и послушание. И так во всем. Бывает, что и сплю я по паре часов, ведь мне нужно работать в храме, на источнике, а все свободное время проводить в молитве. Вот уже двадцать лет я не ем мяса. Нет у меня в этом потребности. Чем проще живешь, тем лучше. Ем картошечку, иногда молочка люблю выпить. Вот и все. Другим вещам моя душа радуется – тому, что источник живет, тому, что люди к нему идут. Меня не станет, а источник будет жить.»

Фото: Вячеслав Мельников