Максим Данилов из Санкт-Петербурга помогает сиротам и пожилым людям, основал проект «Моя жизнь после детского дома»

24 июля 2016

«Когда я жил в детском доме, нам всегда говорили, что мы идиоты, и пугали психбольницей. Я до последнего верил, что выйду в люди, но у меня не хватало терпение и мотивации. После интерната я немного «заблудился» в жизни, даже пробовал наркотики. Все могло бы закончиться очень плохо, если бы я не встретил хорошего человека по имени Дмитрий Морозов. Он православный. Мы с ним каждый раз встречались, и он мне рассказывал о Боге. Свозил под Москвой к старцу, который сказал мне, что все у меня в жизни получится. Благословил меня учиться. После причащения и исповеди я понял, что я не туда иду. Нужно менять свою жизнь. Я себя очень долго искал. Однажды даже хотел уйти в монастырь, но понимал, что в этой жизни я не все сделал, не реализовал себя и свой потенциал.

О маме

Моя родная мама тоже бывшая сирота. Когда она вышла из детдома, то ей не выделили жилье. Ей удалось найти свою родную мать. Оказалась, что та оставила ее в детдоме из-за пристрастия к алкоголю. Моя мама начала встречаться с молодым человеком, а когда он узнал, что она беременна, то резко пропал. Она меня родила, хотела оставить, но ее мама сказала: «Зачем тебе ребенок, если у тебя нет жилья?» И она меня оставила на один год. Когда пришла в приют через год, чтобы забрать меня, ей сказали, что меня усыновили.

Приемные родители меня через несколько лет тоже бросили. Они взяли меня, потому что у них перед этим умер сын. Оставили на скамеечке ждать и исчезли. Мне было примерно 4-5 лет. Я не сержусь на них, они, скорее всего, просто не справились с этим.

Мне через многое пришлось пройти, но я не сдался. Меня избивали в детском доме, сейчас есть проблемы со здоровьем, но я выжил, не скололся, не спился. Не так давно я встретил свою маму, это произошло во время записи телевизионной программы «Прямой эфир». Мы общаемся, я не держу на нее зла из-за того, что она меня оставила в детском доме. Просто так сложились обстоятельства.

О проекте

Моим спасением и настоящей отдушиной стал проект, который я придумал. Назвал его «Моя жизнь после детского дома». Я веду свою передачу в интернете, рассказываю другим ребятам, что жизнь после детского дома есть! Сложно жить в этом мире, но реально! Мне нравится ездить в детские дома. Организую праздники, мастер-классы для детей и взрослых. Иногда ребята унывают, и я пытаюсь их вдохновить. Когда сам воспитывался в детдоме, мне очень не хватало общение, меня все время называли лузером. Я стараюсь всем уделить внимание, со всеми ребятами во время своего прихода общаюсь, иногда бывает, что времени не хватает, остаюсь и до 22.00 вечера в интернате. Рассказываю о своей жизни, как воспитывался в детдоме.

Еще я провожу благотворительные концерты для детей с ограниченными возможностями и работаю с детьми с синдромом Дауна, поддерживаю многодетные семьи. Наш проект «Моя жизнь после детского дома» помогает людям разной возрастной категории: от молодых до пожилых. Мы оказываем различную помощь – юридическую, моральную (проводим душевные беседы, дарим подарки, поддерживаем дух).

О помощи

Однажды мне написала семья, которая оказалась в сложной жизненной ситуации. В семье два ребенка, и им было даже негде спать. Мы с другими волонтерами собрали средства и купили им две кровати. Когда приехали к ним домой, они нас встретили очень радостно, с искрами в глазах. Мы сразу поняли, что они ждали нас очень сильно! Дети – две сестренки – были очень счастливы! А их мать не могла поверить в то, что еще остались люди, которые бескорыстно помогают другим. Я считаю, что лучше всех могут понять нуждающихся те, кто сам прошел через трудности и испытания.

Об инвалиде

Еще одна громкая история, когда нам приходилось оказывать помощь, была связана с Иркутском. Мне написала девушка по имени Марина, и рассказала про инвалида без рук и без ноги из Листвянки. Он жил в нечеловеческих условиях, у него не было еды и даже элементарной возможности помыться. Я взял кредит и сразу же вылетел в Иркутск разобраться на месте в ситуации. Вместе с Мариной я побывал у деда, привез продуктов, убрался у него дома. Первые мои слезы были, когда я его встретил. Я не ожидал, что дедушка живет один в этом доме и все сам делает! Мне было сперва больно смотреть на Юрия Дмитриевича, я хотел как-то помочь, но не знал, что сделать. Посовещавшись, мы на следующий день вместе с Мариной пошли в отдел соцзащиты. Мы хотели выяснить, почему к нему не ходит соцработник. За 20 лет никто к нему ни разу не пришел. Оказалось, что в Листвянке вообще нет соцработника! Мы написали заявление в прокуратуру, чтобы они разобрались с этой жуткой историей. Дедушке сразу же оформили все необходимые льготы, отдали документы, которые почему-то лежали в местной администрации.

Кстати, еще что меня поразило – когда мы с Мариной пытались отвести дедушку в баню, работники отказались его пускать. Мы общались очень долго. Я узнал его нелегкую жизненную историю. Мне кажется, что многие люди очень одиноки в этом мире, даже если у них родственники.

О благотворительности

У меня спрашивают – а на что ты живешь, на какие средства оказываешь помощь, как ездишь по России? Я работаю массажистом, закончил курсы. Если нужно кому-то помочь, я беру кредит, и на поездки тоже. К тому же у меня есть единомышленники – такие же неравнодушные люди. Среди них нет богачей, но у всех доброе сердце. Я испытываю ни с чем не сравнимое чувство морального удовлетворения, если удается решить чью-то проблему, оказать содействие. Не обязательно быть богатым человеком, чтобы помогать. Самое главное для людей – это внимание и неравнодушие. Детям из детских домов очень сложно реализовать себя потом в жизни, часто они не приспособлены. И я очень рад, что я не сдался, что меня окружают замечательные люди и я могу помогать другим.»