Студентка Дарья Михайлец из Барнаула помогает детям с особыми потребностями, используя клоунотерапию

17 декабря 2015

«Ко многим детям мы приходим не по одному разу, у нас много друзей, которые с нетерпением ждут нашего появления. В клоунской жизни мы не называем друг друга по имени, у нас есть прозвища. Например, я – Вася, а еще есть Зая, Крюча, Миша, Юла. Надев нос, мы забываем свои привычные имена, словно перерождаясь в героев, которые несут детям радость. У нас нет любимчиков, все дети для нас родные, и это очень важно.

О знакомстве с клоунотерапией

Наше студенческое объединение Алтайского государственного университета, которое начало свою деятельность при кафедре социальной работы, около четырех лет работало с детьми с особыми потребностями. В этом нет ничего удивительного – это практика и подготовка социальных работников к будущей профессии. Работа с ребятишками приносила моральное удовлетворение, но мысль о том, что хочется чего-то большего, нас не покидала.

Менее года назад руководитель нашего проекта («Поддержка молодежных добровольческих инициатив при работе с детьми с ослабленным здоровьем» - прим. ред.), преподаватель Алтайского государственного университета Татьяна Александровна Мазайлова, рассказала мне, что есть возможность поучаствовать в Школе больничной клоунады, которая пройдет в Томске. Конечно, я слышала о таком направлении, но не имела представления о деталях. Перед поездкой я освежила знания и ожидала, что изученной литературы мне будет более чем достаточно, чтобы чувствовать себя подготовленной. Однако эффект оказался обратным – первые дни я вовсе не понимала, где нахожусь, и что происходит. Но это был начальный этап, спустя какое-то время, я постепенно влилась в атмосферу и стала впитывать знания, которыми щедро делились педагоги. Занятия у нас вел основатель клоунотерапии в России Константин Седов. Его тренинги что-то невероятное! У Константина удивительная особенность – он может зарядить любовью к своему делу абсолютно любого человека. Я не стала исключением. Из Томска я ехала с горящими глазами, окончательно влюбившись в клоунотерапию.

О первых шагах

В нашем городе мы стали первопроходцами по части клоунотерапии. До нас никто этим направлением не занимался. Возникал закономерный вопрос почему, ответ на который мы до сих пор ищем. Разумеется, попытки были, но они больше относились к аниматорству, нежели к полноценной клоунотерапии. По своей сути, больничная клоунада – очень долгий и сложный процесс. Первое и обязательное условие – хорошая подготовка самих клоунов. Все наши ребята проходят специальное обучение. В процессе занятий они узнают психологические и возрастные особенности детей, ограничения, касающиеся отдельных заболеваний, также обучение предусматривает занятия по актерскому мастерству, искусству грима и много чего еще – это целый комплекс знаний, умений и навыков. Такой набор компетенций необходим для того, чтобы клоун полноценно занимался с детьми, достигая при этом максимального терапевтического эффекта.

Наша поездка в Томск стала толчком к тому, чтобы мысли обрели некую форму, так родился проект на тему клоунотерапии. Написала его наш куратор – Татьяна Александровна Мазайлова. Разработка была своевременной – мы выиграли губернаторский грант, который позволил нам организовать обучение будущих клоунов и сшить костюмы для работы. Тогда я поняла, что больничная клоунада – это всерьез и надолго.

 

О волонтерах

Группа постоянных клоунов не такая большая, можно пересчитать по пальцам, но мы очень дружны, потому что есть главная цель – дарить детям радость. Ребята у нас совершенно разные – есть девочка с ограниченными возможностями здоровья, которая нашла себя в клоунаде. Бытует мнение, что люди с ограниченными возможностями несколько замкнуты и им довольно сложно дается социальная работа, однако наш опыт показывает абсолютно противоположное, и это радует! В нашей команде есть парень, который работает тренером в фитнес-клубе, но он с удовольствием надевает в чем-то нелепый костюм клоуна и несет радость детям. Чаще всего в клоунаду приходят студенты кафедры социальной работы Алтайского государственного университета. По сути, помогать людям – это наша профессия. Однако постепенно в наши ряды вливаются студенты с биологического и физико-технического факультетов, нас становится больше, это значит, что клоунада нужна обеим сторонам – и детям, и тем, кто с ними работает. У многих ребят клоунада стала уже чем-то вроде необходимости, потому что нет ничего дороже, чем счастливые улыбки детей.

О внутреннем свете

В нашей работе самое важное, чтобы дети чувствовали, что самому клоуну игра доставляет радость. Главное правило настоящего клоуна – светить. Это внутренний свет. Если его нет, то ничего не получится, сколько не старайся. С появлением клоуна в палате ребенок должен сразу же почувствовать, что этот человек пришел с добром. Очень важно, чтобы от нас исходило тепло, тогда дети это чувствуют и раскрываются. Бывает, что клоуну даже не обязательно что-то говорить. Ты можешь просто зайти в палату и сесть. Нужно просто излучать добро. Если это есть, дети реагируют молниеносно. Ты вызываешь у них интерес – что это за необычный человек с красным носом? Что ему от нас нужно? Когда вызван первоначальный интерес – половина дела сделана! Ребенок идет на контакт, и ты начинаешь с ним беседовать обо всем, что он хочет тебе рассказать.

Для того, чтобы раскрыть свой внутренний свет нужны… школы. Нет, в школах не учат этой премудрости, просто, общаясь с единомышленниками, ты настолько заряжаешься любовью к своему делу, что процесс запускается сам собой. Ты можешь даже не замечать, что ты светишь, это происходит независимо от тебя, как данность. Если ты перестал светить, значит, есть над чем задуматься – все признаки профессионального выгорания налицо.

О формах работы

Сначала мы работали только с детьми с ограниченными возможностями здоровья, но пройдя полноценное обучение, мы решили, что пришло время попробовать свои силы в условиях больничного стационара. Так мы взяли шефство над отделением травматологии барнаульской городской больницы № 12. Сейчас мы работаем по двум направлениям: индивидуальное и групповое. Первое направление – это работа с ребенком тет-а-тет в больнице или на дому, обычно мы приезжаем домой к детям с тяжелой формой ДЦП. Второе направление, групповое, мне нравится меньше, потому что оно больше относится к анимации, хотя и терапевтический эффект от него тоже есть.

Бывают случаи, когда дети очень пассивны. В таких условиях тяжело работать. Однажды мы столкнулись с тем, что детей невозможно было расшевелить – сколько бы мы ни старались, дети не принимали нас, и диалог так и не случился. Мы очень переживаем в таких случаях и всегда анализируем случившееся, детально разбираем тот или иной случай.

Обычно расшевелить ребенка сложно при групповой форме работы. В группе всегда есть лидер, на которого ориентируются другие дети, так вот если в момент нашего прихода у этого лидера плохое настроение, и он не расположен к игре, то вполне возможно, что и остальные дети отреагируют на нас также. При индивидуальном подходе работать гораздо проще и ребенку, и клоуну, потому что ребенок не оглядывается на других и не скрывает эмоции от общения.

О возрасте

Дети могут быть совершенно разного возраста. Самое удивительное, что иногда на нас с большим интересом реагируют подростки, нежели малыши. Был у нас случай, когда в одной из больниц мы посещали две разных палаты – в одной девочки 8-10 лет, а в другой мальчишки-подростки 15-16 лет. Девочки к нашему визиту отнеслись прохладно, а вот мальчишки, вопреки нашим ожиданиям, настолько веселились, что мы даже и представить себе не могли! Мы играли в совершенно нелепые игры, которые больше интересны малышам, но это было так весело и задорно, что удовольствие от общения мы получили ничуть не меньше, нежели сами ребята.

Очень важно понять, что ребенку интересно, что ему нужно. Есть дети, которые хотят веселья и активной игры, а есть такие, которым необходимо доверительное общение, чтобы их просто выслушали.

О хороших клоунах

Больничными клоунами хотят стать многие. Когда мы набирали волонтеров для обучения во второй школе, пришли 35 человек. Однако по итогам остались всего 15, но это именно те, кто действительно может и хочет работать с особенными детьми. Бытует представление, что клоунотерапия – приятное и не трудозатратное занятие, но это не так. И те, кто ожидал легкого пути, как правило, сразу же сходят с дистанции. Происходит это по уже привычной схеме: человек посещает школу, набирается необходимых знаний, но после первого же опыта работы с детьми пропадает. Клоунотерапия – это работа, подчас очень сложная. Здесь мало прийти к ребенку и развеселить его, нужно понять, что ребенок хочет, что он чувствует, и как сделать, чтобы маленькому человеку стало легче. Поэтому с нами остаются не все. Хороший клоун тот, который сам себе создает настроение, он – чистый лист, открытый, веселый и совершенно не важно, какие у него проблемы до того, как он надел нос. Все проблемы в этот момент должны оставаться за кадром, и ребенок должен чувствовать, что к нему пришли с добром, ему могут и хотят помочь.

О восторге и счастье

Однажды с напарниками Костей и Мишей нас пригласили домой к девятилетней девочке, которая страдает тяжелой формой ДЦП. Ребенок практически обездвижен, она даже не могла держать голову, не говоря уже о каких-то самых простейших действиях. Когда мы пришли, сразу же почувствовали, что обстановка вокруг угнетает, было ощущение глухой безысходности. Это очень тяжело. Девочка на нас практически не реагировала. Впору было опустить руки, но помогла случайность. Бабушка нам сказала, что девочка очень любит массаж. Я начала массировать ребенку ручки, а потом мы с Костей начали массажировать все тело, сопровождая импровизированный массаж-игру всякими шутками и прибаутками. В какой-то момент Костя добрался до ноги девочки, поднес ее к своему уху и говорит: «Алло, как слышно?». Я начала подыгрывать ему и сделала тоже самое. Получилось, будто мы разговариваем, обсуждая какие-то смешные вещи и дурачась. И тут я увидела, что девочка с интересом следит за нами и улыбается. Этот момент был для меня настолько важен, что даже улыбки тысячи детей не вызвали бы такого внутреннего восторга и счастья.»