Александр Настагунин, слесарь из села Большое Череватово Нижегородской области, спас из горящего дома шестерых детей

30 декабря 2015

«Это произошло в начале декабря. Возвращался домой из Дивеева, я там работаю слесарем газовой службы. Правда, задержался в тот день и приехал в свое село в начале седьмого – на улице уже темно и ни души. Фары осветили соседский дом, и я увидел, что из-под крыши валит дым. Я знал, что в доме могут быть дети, поскольку там живет семья не совсем благополучная – мать несколько раз пытались лишить родительских прав. Нет, она не пьет, но часто уезжает куда-то и оставляет детей одних, бывает, что на несколько дней. Детей шестеро, отца нет. Я стал звонить в пожарную часть и побежал к дому.

О жильцах

У них забор сплошной из профнастила, и на калитке снаружи замок. Но это, скорее, означает, что дома нет самой хозяйки, а дети – они всегда дома сидят, даже в школу не ходят. Мать отличается крайней религиозностью, у нее насчет школы свои заморочки, я в подробности не вдавался. В общем, я стал стучать по воротам, чтобы привлечь внимание, забор этот – он же сильно гремит.

На этот звук сосед выбежал из дома напротив, через дорогу. А я побежал в свой двор, перепрыгнул через забор, который отделяет мою территорию от участка, где был пожар, и подбежал к окну. К двери я не пошел – мать, когда уезжает, запирает детей на замок, это я знал. К тому же она собаку у крыльца привязывает – это защита от визитеров из органов опеки. Да и дом горел как раз со стороны террасы, было ясно, что она вся дымом заполнена, и соваться туда нет смысла.

О спасении

Подбежал к окну, слышу: дети разговаривают, будто ничего не происходит. Я постучал, кричу: «Эй, вы чем там занимаетесь? У вас дом горит!» Они сразу начали плакать, паника началась. Подошел самый старший ребенок, ему вроде бы пятнадцать лет, но на вид гораздо меньше, он такой, как сказать-то… не очень развитый. Я ему говорю: «Окно открой!» А у него не получается никак. Я попросил его отойти, разбил стекло, потом прямо всю раму выдернул и полез внутрь.

Говорю детям: «Успокойтесь, сейчас все вылезем через окно. Сколько вас человек?» Они сказали, что шесть. Комната уже вся в дыму была, не знаю, как они сидели и разговаривали... Может, в силу возраста не понимали, что происходит. Помню, что никак не мог их посчитать. Ведь надо же проконтролировать, чтобы все выбрались, не забыть никого. А они засуетились уже, и сам я в такой стрессовой ситуации не мог сосредоточиться. Это для меня было самое сложное: детей посчитать. Самому младшему около года. Его взяла на руки одна из девочек.

Я старшему сказал вылезать первым, и, когда он оказался на улице, стал ему остальных через окно подавать. К тому времени во дворе уже ничего не видно было: когда я к дому подходил, дым из-под крыши шел вверх, а теперь его стало столько много, что он уже вниз повалил. Я, когда сам вылез, не видел толком, куда идти, только знал направление. Мы побежали в сторону моего дома – уже не помню… кого-то я нес, кого-то девчонка старшенькая, ей лет девять на вид. За моим забором нас ждали моя мать и тот сосед, который на шум выбежал, когда я по забору стучал. Они детей приняли и отвели к нам домой.


О тушении

Я побежал к соседу, который с другой стороны, – надо было его предупредить. В это время начали подъезжать пожарные машины, дом уже полыхал вовсю. Горели и двор, и сарай. Соседу, конечно, пока тушили, пришлось поволноваться – его дом был совсем близко к горевшим постройкам.

Дети, пока у нас сидели, сказали, что возились с керосиновой лампой, и она у них упала. Часа через полтора, когда пожарные еще работали, приехала хозяйка и бросилась сначала к дому, но я ее остановил, сказал, что с детьми все в порядке, что они у нас сидят, чай пьют. Она пошла к нам, около часа была у нас, а потом прибыли какие-то знакомые, и они уехали. С тех пор их никто не видел.

О последствиях

Дом сгорел почти полностью. Утром сосед нашел собаку, которая у двери была привязана. Во время пожара ее не видели, а она, оказывается, забилась под крыльцо и осталась жива. Мамашу с детьми до сих пор ищут органы опеки, говорят, даже в розыск объявили. Она где-то скрывается, наверное, у знакомых, чтобы не отобрали детей.

Об опасности

Единственное, чего я боялся, когда в дом полез, – это что газовый баллон может взорваться. И был еще момент, когда кто-то из мальчишек открыл дверь в террасу… Не помню точно, то ли собачку, то ли кошку какую-то искал. Хорошо, что он туда не забежал – сразу задохнулся бы! Оттуда дым в комнату повалил, мальчик испугался и дверь тут же захлопнул. А в целом, знаете, там некогда было бояться – надо было детей спасать и делать это быстро. Больше ни о чем не думал.»