Елена Поршнева

Герой дня!

Хорошее дело
Елена Поршнева
Возраст: 31
Архангельская область
01 октября / 2018

Зооинженер Елена Поршнева из сельской глубинки Лампожня спасает от вымирания редкий вид лошадей мезенской породы

«От этой работы у меня вырастают крылья. Вот смотрю на моих лошадок и понимаю – ничего бы не хотела изменить в своей жизни, разве только одно обстоятельство – на несколько лет раньше переехать в деревню, чтобы посвятить жизнь любимому делу.

О деле всей жизни 

В моей семье никто и никогда не занимался коневодством. В юности у меня даже были проблемы с семьей – родные не понимали моего увлечения и не могли смириться с тем, что я прогуливаю уроки, проводя это время на конюшне. Я помню, как в три года меня посадили на лошадь, тогда я сказала, что поеду одна, без помощи взрослых. Вот так, однажды сев в седло, я до сих пор не могу с ним расстаться. 



О переезде в деревню 

До переезда в деревню я была почти обычным городским жителем: семья – работа – конюшня. Да, именно конюшня, потому что мое увлечение лошадьми давнее. Бывший супруг не разделял моего интереса, впрочем, по понятной причине – в городе на содержание моих лошадей уходили практически все мною заработанные деньги. Решение стать конезаводчиком пришло ко мне не за один день. Находясь в декрете, я получила специальное образование, а потом уже решила, что нужно переходить от теории к практике. Так я переехала в деревню Лампожня Архангельской области. 



О первых лошадях 

Лошади – моя самая большая страсть. Они сопровождают меня всю жизнь. Было несколько случаев, когда я спасала лошадей. Первого жеребца я спасла от голодной смерти. Злоупотребляющая алкоголем хозяйка едва не уморила его голодом. Несколько дней животное стояло привязанное к столбу, он выщипал вокруг всю траву, местные жители пытались кормить его яблоками, но разовой помощью проблему было не решить. Я забрала жеребца, какое-то время он жил у меня, но, в конце концов, его пришлось вернуть, поскольку законная владелица проявила к нему интерес. Еще одну лошадь удалось спасти от убоя. Хозяин умер, а лошадь-пятилетка осталась никому не нужной. Новая хозяйка уже хотела сдать ее на мясо, но мне удалось выкупить. Сейчас Верба живет у меня, как раз с ней мы и переехали в Лампожню.


О вымирающей породе лошадей 

Мезенская порода лошадей, которой я занимаюсь, находится на грани вымирания, в настоящее время насчитывается порядка 350 голов – это ничтожно мало. То, что есть сейчас – это табунное коневодство, а мне интересен как раз другой аспект – грамотного симбиоза человека и лошади. Это когда лошадь помогает человеку в разных сферах его жизни таких как, например, сельский туризм, иппотерапия. Эти направления мы как раз и планируем развивать. Вообще, с коневодством в нашей стране все очень плохо – государство практически ничем не помогает, заинтересованности в развитии этого направления нет. Наша задача – не просто спасти мезенскую породу от вымирания, но и найти способы грамотного использования лошади. Например, два года подряд мы проводим соревнования по спортивному туризму. Это первые соревнования, которые приносят спортивные разряды. Еще мы развиваем направление иппотерапии – это очень нужное и важное направление, особенно в работе с детьми с ограниченными возможностями здоровья. 



Об особенностях породы 

Лошадь мезенской породы небольшая и очень крепкая, особенность конституции этой породы – сухие ноги и отличное здоровье, она адаптирована к жизни в условиях Крайнего Севера. Животное может идти по самую грудь в снегу и везти груз весом порядка 600-800 кг, далеко не каждая лошадь, даже тяжеловоз, сможет быть эффективной в таких условиях. Для иппотерапии эта лошадь также подходит как нельзя лучше – она добронравная и очень человекоориентированная. Эту породу можно использовать даже в спасательных мероприятиях – она умеет запоминать дорогу и самостоятельно возвращаться назад. 



О жизни в деревне 

Жизнь в деревне, конечно, отличается от городской. У нас зимой наметает такие барханы, которые не преодолеет ни одно транспортное средство, поэтому передвигаюсь я в это время года исключительно на лошади. Например, сына встретить из интерната – автобус его не подвозит прямо к дому, а из-за отсутствия дороги, высаживает за четыре километра. 



Был случай, когда я едва не утонула: весной, когда лет стал тонким, но еще намораживало, я подвозила сына к школьному автобусу, а чтобы доехать до места назначения, нужно пересечь протоку реки Мезень – Курью. На обратном пути я не справилась с течением, меня моментально унесло во льды и зажало со всех сторон. Мне повезло, что в этом месте ловила связь: я позвонила соседям – семье Тарабариных, которые отправили мне человека на помощь. Если бы не удачное стечение обстоятельств, то могло бы случиться самое страшное. 

А в целом сельская жизнь меня не испугала. Что я, печку не смогу истопить? Смогу, конечно. Немного в обустройстве на новом месте мне помогла районная администрация – я получила единовременную помощь в размере 200 тысяч рублей, на которые закупила конскую упряжь, телегу, сани и лодку. 

Немного обжившись в деревне, я нашла и свою любовь – из Ленинградской Вырицы ко мне переехал любимый человек, а познакомились мы в интернете. Сложности сельской жизни его не испугали. 



Об отношениях с местными 

Местные жители восприняли мое появление с недоумением и недоверием. Они привыкли тихо-мирно жить, а тут я, с какими-то непонятными для них идеями. Люди отвыкли от коневодства, да и от скотоводства тоже – у нас на всю деревню четыре коровы, поэтому мое появление вызвало много самых разных эмоций у жителей, в том числе и негативных. Но я спокойно отношусь к этому. У меня есть силы, время, опыт и желание заниматься коневодством и я постепенно иду к своей цели. В любой деревне есть те, кто злословит, но я считаю, что если о тебе говорят, значит, ты делаешь что-то, что привлекает внимание. 



О сыне 

Мой сын Елисей переезд в деревню воспринял спокойно, ему не страшно было расставаться ни со школой, ни с городской жизнью. Да и в школу он ходил без особого интереса – в городских школах классы большие, у педагогов нет возможности искать индивидуальный подход к каждому ребенку. С переездом в деревню ситуация изменилась. В Лампожне нет школы, поэтому Елисей живет в пришкольном интернате в соседней деревне, причем, условия там даже лучше, чем дома: теплые туалеты, душевые, новая мебель. В интернате он учится самостоятельности – меня рядом нет, поэтому он полностью отвечает за себя. Второй важный момент – отношение педагогов. Вместе с сыном в классе обучаются 4 ребенка, учитель может максимально уделить время каждому из них. 

Да и вообще жизнь в деревне делает детей более самостоятельными: не принес воды – не вскипятишь чай, не натаскал дров – будешь мерзнуть в холодной избе. Еще благотворно действует общение с животными – он чувствует ответственность за них, помогает мне. 



О счастье 

Общение с лошадьми мне всегда дает эмоциональный подъем. Меня лошади окрыляют. Я говорю с лошадью, и мне тут же хочется что-то делать, апатию, если она была, как рукой снимает! 

Когда я вырвалась из города в деревню, то…испытала счастье! Не было постоянного гула машин и городской суеты. Меня накрыло умиротворение. Я окунулась в ту жизнь, о которой я давно мечтала, но не решалась себе в этом признаться. Сейчас я изучаю мезенскую породу, наблюдаю за животными, я стала частью этого мира. Когда я прихожу в табун, животные на меня абсолютно спокойно реагируют, принимая за свою. Да и сыну здесь значительно комфортнее. Теперь я могу сказать, что точно знаю, как выглядит счастье.»

Комментарии
Comments system Cackle
Похожие истории
Хорошее дело
Евгений Голубев, ученый и краевед из Бурятии, стал отцом в 80 лет
Хорошее дело
Артем Белозеров, юрист из Омска, переквалифицировался в маршрутчики и организовал бесплатный проезд пассажиров
Хорошее дело
Михаил Малахов совершил уникальный автономный поход к Северному полюсу
Хорошее дело
Лариса Романова 18 лет ухаживает за мужем, получившим тяжелейшие травмы после покушения в Чечне