Юрий Суслов одним из первых начал спасательную операцию во время наводнения на Алтае

23 сентября 2014

«Когда все началось, я был в заслуженном отпуске. В то утро мне позвонил Сергей Старков из гражданской обороны поселка Шипуново. Он спросил, есть ли у меня лодка. Я говорю, конечно есть, ведь я заядлый рыбак. Как оказалось, затопило близлежащие деревни. Сергей Анатольевич сказал, что нужно срочно спасать людей, мол реку сильно разлило по самые крыши домов. Я, конечно, не поверил. Такого сроду у нас не было, и мне казалось, что это шутка. У меня есть моторная лодка на колесах. Зацепив лодку к УАЗику, я поехал в деревню Озёрки, и в глубине души я все же надеялся, что это шутка.

От Шипуново до Озёрок примерно 65 километров, и, не доезжая пяти километров, я не увидел дороги, она была отрезана водой. Действительно, реку разлило так сильно, что казалось вокруг бескрайнее море. Вот тут-то и пригодилась лодка. Доплыв до деревни, я увидел, что вода доходит до крыш многих домов. 

Я начал ездить по дворам, кого-то снимал с крыши, а к кому-то приходилось заходить в дом. Люди стояли на табуретках, на диванах и кроватях, все конечно были напуганы. В лодку помещается 5-6 человек, поэтому по партиям я возил пострадавших сначала до клуба (он был на возвышенности, и его не затопило), а потом уже до «большой» земли.

О впечатлениях

Люди были растеряны, никто не ожидал. В деревнях все живут за счет подсобного хозяйства, и все насчет этого переживали. Я заходил в стайки, а там по горло в воде телята, барашки стоят. Жалко было, конечно. Зашёл в один дом, а там по пояс в воде стоит дедушка старенький, и спрашивает у меня: «Сынок, что мне делать?» Я его, конечно, сразу в лодку и вывез в клуб, чтобы там обсох и пришел в себя. Маленькие же детишки не понимали масштабов бедствия, им наоборот было очень интересно. Сколько себя помню, но такого наводнения не было. В последний раз, говорят, в 1956 году было. Все-таки такой вот катаклизм – страшное дело. Вода никого не щадит, все способна разрушить.

О помощи

Уехать на «большую» землю согласились не все. Из-за страха и беспокойства за хозяйство, за дом некоторые жители остались в деревне. Я тоже, естественно, остался. Ведь лодка была только у меня, и мало ли что могло произойти за ночь, вдруг кому-то понадобилась бы помощь. В помощь нам прислали полицейского, и мы вместе с оставшимися жителями ночевали в клубе. Кто стоя, кто на стульях продежурили всю ночь. Слава богу, серьезных происшествий не было. На следующий день вода дошла до соседней деревни Ельцовка. Я поехал туда. Деревня фермерская, уже побогаче, и кто на тракторах, кто на К700 вывозили жителей. Прибыли спасатели, привезли военный тягач, неравнодушные люди на своих лодках тоже помогали. В общем, объединившись всем миром, я считаю, что все сработали слаженно и оперативно.

О компенсации

После наводнения начали выплачивать компенсации, и поэтому сейчас уже деревни приходят в норму. Умные и хозяйственный люди деньги потратили по назначению, на качественный ремонт и постройки. А любители побездельничать и злоупотребить горячительные напитки, соответственно, туда деньги и потратили. Ну, а как они сейчас живут? Это же деревушки, там все друг другу помогают, и естественно, им тоже. С голоду точно не помрут, и от холода не замерзнут, все же мир не без добрых людей. Грустно только, что они за счет неравнодушных людей продолжают вести паразитический образ жизни.

О героизме

Считаю ли я себя героем? Нет, конечно! Я всю жизнь всем помогаю, и для меня это норма. Когда речь заходит о жизни людей, тот тут, думаю, не должно быть место сомнениям. Я полицейский – водитель и поэтому, сами понимаете, случается разное. К примеру, в конце 1990-х годов нам с напарником пришлось спасать мальчика, который захлебывался в яме с водой. Видимо, кто-то вырыл колодец, а мальчик не заметил и упал. Хорошо, что кто-то увидел, а мы в это время проходили мимо. Сразу среагировав на крики о помощи, мы успели выдернуть мальчика. Он был уже без сознания, и только в больнице его удалось откачать.

О себе

Мне 41 и в полиции я работаю уже 21 год. Работа нравится, как раз по моему характеру. В полиции точно не соскучишься, и без дела сидеть не придется. Постоянные выезды, патрулирования, порой и погони за отъявленными преступниками – это все наша работа. Моя жена работает в исправительной колонии п. Шипуново. Нашей дочурке 18 лет, она уже студентка, учится в Барнауле.

Кстати, На празднике дня села мне вручили благодарственную грамоту от губернатора Алтайского края за помощь при наводнении. Было, конечно, приятно.»