Программист из Московской области Олег Корнеев организовал в своей деревне раздельный сбор мусора

21 мая 2016

«Распространено заблуждение, что организовать дома раздельный сбор мусора – это сложно. На самом деле вам понадобится лишь одно дополнительное ведро или коробка. Все, что идет в переработку, складывается туда вперемежку, а когда наполняется, выносится и быстро раскидывается по контейнерам. Это проще, чем кажется! Главное, чтобы рядом с домом была специальная контейнерная площадка.

О переезде

Начали мы не с раздельного сбора, а со сбора мусора вообще. Мы с женой программисты. Жили и работали в Москве. В какой-то момент уволились отовсюду, перешли на фриланс и уехали жить в деревню. Чтобы свободы побольше, чтобы поближе к природе, чтобы больше быть с детьми – у нас их двое.

Долго выбирали место. Летом 2013-го наконец-то остановились на деревне Коняшино под Раменским. Купили землю, построили дом, а когда в ноябре зелень сошла, мы обнаружили неприятный подвох: стихийная свалка мусора в пересохшем карьере прямо напротив нашего дома в зоне прямой видимости.

О проблеме

Пришли в администрацию, говорим: «Давайте, вы мусор вывезете, все засыплете и сделаете нам красиво». Там сказали, что денег нет, и, вообще, раз люди сами мусорят, значит, им так комфортно жить. В общем-то вполне резонный был ответ.

О новом законе

Раньше в деревнях были контейнерные площадки, муниципальные, и мусор этот вывозили. А потом чуть-чуть изменили закон и написали размыто так, что администрация обязана организовать вывоз мусора. Там не написано, что должен быть контейнер – просто что-то нужно организовать. И теперь раз в неделю по населенным пунктам проезжает машина – особо сознательные граждане покупают мешки за 100 рублей, выставляют мусор на обочину, машина забирает. Но таких сознательных граждан в деревнях процентов десять максимум. Закон, вроде как, соблюден, но на практике это не работает – контейнеров больше нет, мусор оказывается в лесах и оврагах.

О решении

Наступили майские праздники, мы стали ходить ко всем, стучаться и говорить: «Ребят, давайте скинемся и сами купим контейнер, и будем каждый месяц платить по 300-400 рублей с дома, чтобы его вывозить. Обошли деревню, составили базу данных: со 150-и домов 60 владельцев сказали, что платить готовы. Скидываться на контейнер не пришлось: глава администрации неожиданно пошла нам навстречу, выделила средства.

О людях

Главная проблема: у людей апатия. Никто ни во что не верит. Даже «продвинутые» на вид люди говорили: «Ребят, ничего не получится, никто не сдаст деньги». Очень мало было людей, которые сказали: «О! Круто! Давно пора! Сколько можно жить в мусоре!» В основном – какая-то безнадега.

Я собрал коллекцию отговорок. Очень популярная: «А у нас нет мусора». Нет и все. Вот такие бывают чудеса. «Контейнер украдут», «Ночью приедут, накидают и ничего не заплатят». И были совсем неадекватные версии: «Заведутся крысы, и вся деревня пойдет крысами». Непонятно – они что, так не заводятся, когда просто в овраг мусор кидают?

О результате

В июне 14-го года пошла первая машина: мы наняли человека, который конкретно вывозом мусора занимается. Были люди, которые бросали мусор в контейнер и не платили. Но я сразу настаивал на том, что это нормально: если вы соглашаетесь, то имейте ввиду, что будут кидать «нелегально»; лучше они нам накидают, чем отнесут это в лес или в овраг. Люди на таких условиях и сдают деньги: согласны «за того парня» частично оплачивать.

Впоследствии некоторые отвалились, перестали платить, а некоторые наоборот появляются. Там мой номер телефона указан – люди звонят, спрашивают, куда деньги сдавать. Есть такие, кто из соседних деревень мусор привозит и при этом оплачивает.

О раздельном сборе

Потом пришла идея, что возможно уменьшить оплату, если часть мусора выкидывать не в общий бункер, а отдельно, сортировать, прессовать и сдавать. То есть не платить за это деньги, а, наоборот, получать. Мы пошли в администрацию: «Давайте, раз уж начали, еще и раздельный сбор сделаем». Нам купили четыре контейнера: под пластик, металл, стекло и бумагу.

Многие жители деревни опять отнеслись негативно, говорили что туда накидают неправильного мусора, дохлых кошек наложат и прочего… Но на деле оказалось, что люди очень качественно сортируют. С пластиком еще немного путаются, потому что пластик имеет много видов, а мы собираем 2 самых ликвидных вида пластика. Они маркируются цифрами в треугольнике.

О логистике

Когда сделали раздельный сбор, возник вопрос: а куда все это девать? Поблизости нет никакой перерабатывающей компании. Но на тот момент у нас уже были друзья, которые этим увлечены, и у них был участок земли в садоводческом товариществе неподалеку. Там сейчас расположена наша база. Мы скинулись, купили пресс, в СНТ тоже контейнеры поставили. Все, что собрали в моей деревне, что собрали в СНТ у друзей – это все мы теперь сами прессуем и уже сдаем как вторсырье. Предприниматели готовы сами приезжать, забирать и платить за это деньги. За счет этого удалось снизить оплату за вывоз основного мусора.

О премии

Прошлой осенью я получил премию губернатора – ее выдают именно за работающие социальные проекты, не за задумку, – и я сразу купил на эти деньги прицеп, теперь самостоятельно вывожу на нем отсортированный мусор.

О «Дне раздельного сбора»

Раз в месяц в Раменском мы проводим акцию «День раздельного сбора». Раздаем листовки, принимаем отсортированное вторсырье. Но это не наша идея, это пошло из Питера: движение «Раздельный сбор» существует уже больше двух лет.

В Раменском о нас уже многие знают. В апреле была 9-я акция: рекордное количество людей, полный прицеп вторсырья! То есть видно, что запрос у людей есть, они согласны копить все это целый месяц, потом приехать, сдать – многие едут с другого конца города, – лишь бы это не выкидывать в общий бак.

Много сознательных людей на самом деле. Но принять вторсырье – это не главное в этих акциях; главное – сдвинуть что-то в умах людей, чиновников в частности, донести идею, что раздельный сбор мусора – это естественно; что это не чудачество каких-то экологических фанатиков, это – как мыть руки после туалета.

О смысле

Мы же понимаем, что все органическое: очистки картофельные, огрызки от яблок и прочее, по-хорошему, надо бы вернуть туда, где это родилось: на поле в виде компоста – в деревнях так и делают. То же самое и со всем остальным. Пластик, например, он никогда не был в природе, он родился на заводе и его надо на завод вернуть, чтобы, как и в случае с компостом, обеспечить сырью замкнутый цикл.

Об альтруизме

Все это начинает приносить прибыль, когда в обороте значительный объем. Мы пытались посчитать приблизительно: если будет в месяц 1000 кубометров вторсырья, тогда прибыль будет; а пока у нас в месяц 10 кубометров – больше трудозатрат. Но по-другому никак, потому что если самим не прессовать, то некуда будет девать вторсырье, и тогда вообще не будет раздельного сбора.

Об экономической составляющей

Мы хотим, чтобы то, чем мы занимаемся, не было исключительно волонтерством, чтобы это было экономически выгодно. Не ради прибыли, а ради того, чтобы можно было внедрять это повсеместно. Собирать не с одной деревни, а со всего района, например.

Вот смотрите… Сейчас бутылка стеклянная стоит рубль. И то не все, а несколько видов, их немного. Если бы все это стоило рублей 5, не только бутылки, но и прочая упаковка, то мы, возможно, вообще не понадобились бы. Многие сами сдавали бы это, а все остальное выгребли бы бомжи. Один из способов борьбы с мусором – это сделать так, чтобы это все дорого стоило. Это как с тележками в супермаркете, где надо монетку вставлять. Например, платишь дороже за ту же газировку, но при этом можешь вернуть себе эту залоговую стоимость, сдав бутылку. Тут уже нужно государственное регулирование.»