Александр Косякин

Герой дня!

Хорошее дело
Александр Косякин
Возраст: 68
Липецкая область
07 августа / 2018

Журналист из Задонска Александр Косякин создал бесплатный для посетителей музей прессы и истории Отечества

«По жизни я не заядлый коллекционер, но никогда не мог пройти мимо старины: утюга, самовара, газет, журналов, документов и прочих вещей. Я зачем-то все это собирал, не понимая зачем. И со временем все это выросло в идею создать музей прессы. Со временем из музея прессы он перерос в музей истории Отечества. Как это произошло? Просто все, что случалось самого важного в обществе, всегда сначала попадало на газетный лист. Вот через эту призму на историю Отечества мы и смотрим в музее.

О задумке 

Сначала я пытался организовать музей в здании обанкротившейся типографии. Задумка была отличной, представляете, все экспонаты располагаются рядом с настоящими полиграфическими машинами. Но этой идее не суждено было сбыться из-за финансовой стороны. Пять лет назад я поехал на прием к заместителю главы Липецкой области Юрию Божко, благо, я много лет работаю в областной газете и знаю его лично. Рассказал о своей задумке, и он меня поддержал. Именно Юрий Николаевич помог столкнуть снежный ком с горы, чего у меня никак не получалось. Под музей выделили помещение бывшей прачечной. Областная власть и спонсоры помогли с ремонтом, а дел тут было выше крыши. Так все было запущено, что страшно было под ноги смотреть. Навели порядок, и с этого момента началась моя самостоятельная жизнь смотрителя, экскурсовода, искателя экспонатов, создателя манекенов. Как хотите меня называйте, все равно не ошибетесь, когда ты один за всех здесь. 


Об истории экспонатов 


Сейчас в музее более 10 тысяч экспонатов. Что-то я сам нашел, что-то принес из дома: коллекцию фотоаппаратов, например. Что-то подарили, как требник XVIII века, что-то мне люди принесли. Например, как-то мне принесли со свалки мешок с наградными документами на Героя Советского Союза Хвостова вперемешку с окурками, бутылками и прочим мусором. Или газеты начала XX века тоже чуть было на мусорку не отправили люди, которые нашли их в старом доме и не поняли ценности. Отсюда и одна из причин, почему я затеял этот музей, который не приносит мне прибыли, а наоборот – поглощает все мое время и финансы. Надо спешить сохранить наше прошлое, ведь каждый день уничтожаются ценные вещи – свидетелей эпохи. Я убежден, что без прошлого не может быть здорового будущего у страны и ее граждан. С годами это понимаешь отчетливее. 


О самоиронии 

Музей стараюсь оформлять с юмором, с большой долей иронии, все это вперемешку с серьезными историческими, порой страшными фактами из истории нашей страны. Делаю это, чтобы посетители не заскучали на экскурсии, чтобы было желание пройти по всем залам, а не уйти через десять минут. Экскурсия начинается на пороге, там висит табличка «Музей пресы», в которой сознательно пропущена одна «с», она подписана сверху. В этом идеология музея – человек без ошибок не может, он их совершает всегда, главное – признавать их и не допускать впредь. Здесь же на стенах «подборка» мусорной прессы - обложки «Желтой газеты», «Жизни», французской «Charlie Hebdo», липецкого издания «Липецкий базар». Рядом известный афоризм, отражающий позицию таких изданий: «Если собака кусает человека – это не новость. Новость, если человек кусает собак». На другой стене нарисован репортер, который фотографирует цветы, но прикован цепью к своему боссу, который как бы кричит ему: «Мне нужна не лирика, а сенсация». Я не музейщик, я - газетчик. Поэтому здесь сочетание краеведения с жесткой публицистикой на каждом шагу. 


О необычном соседстве 

Своеобразие музея «Антресоль» состоит в том, что здесь рядом с раритетами и даже артефактами могут соседствовать вещи, на первый взгляд, малозначительные и даже, как теперь говорят, прикольные предметы, а некоторые и вовсе словно из анекдота. Но забавно то, что иногда посетители не различают, где правда, а где юмор. Здесь соседствуют требник XVII века, старинный, изъеденный ржавчиной ключ от врат града Тешева, фальшивые купюры Наполеона, кусок рельса, на котором предположительно сложила голову Анна Каренина, фрагмент усов Пескова. Вот и объявление висит на этот случай «Уважаемые дамы и господа! Приглашаем вас в наш музей. Будьте внимательны: его создавали журналисты, а значит, вас ждут неожиданности. Не всему вы обязаны верить, но постарайтесь признать право каждого на свою точку зрения». И рядом бревно с пояснением: «После первого коммунистического субботника отыскалось 122 человека, помогавших Ильичу нести это бревно». 


О раритетах 


Из серьезного в музее можно узнать, как до революции доставляли в Россию запрещенные газеты, как в книгах прятали шрифты ручного набора для подпольных типографий. Посмотреть на металлические литеры, с помощью которых появлялись, зовущие к борьбе. Любимая Паустовским печатная машинка «Континенталь». Уникальный экспонат музея «Антресоль» - номер «Роман-газеты» за 1937 год с последней повестью Ильфа и Петрова. Есть экспозиция, посвященная самому грамотному генералу XIX века Муравьеву-Карскому. В добавок к таланту военачальника он знал восемь языков. Один из разделов музея «Антресоль» посвящен фотоделу. Там собраны увеличители, бачки, глянцеватели, несколько ванночек для печати, подборка различных фотоаппаратов. В нужный момент экскурсовод включает красный фонарь возле фотоувеличителя и рассказывает посетителям про таинство, которым была фотопечать. Здесь же – манекен, изображающий фотокора, заряжающего пленку. На самом видном месте музея «Антресоль» – первая газета, вышедшая в Липецком крае, прародительница всей районной прессы. «Задонский листок». Появился он в 1901 году при редакторе Михаиле Эпельмане. 


О манекенах 

Кстати, манекены – изюминка «Антресоли». Их сейчас более 120 штук, все в человеческий рост, делаю их сам, не зря же говорится, голь на выдумки хитра. Приходится выкручиваться. Вот, к примеру, прямо у входа музея «Антресоль» на скамеечке сидит первый летописец Задонского Богородицкого монастыря иеромонах Геронтий, в руках у него гусиное перо, за спиной ряд икон и лампады. Геронтий – предтеча современной пишущей братии, до него тут в Задонске никто ничего не писал. Манекен в бинтах – это контуженая интернетом, ведь уже не секрет, что интернет вызывает у людей зависимость. Манекен в фуфайке – крестьянин, оказавшийся неожиданно для себя жителем неперспективной деревни в 90-е годы, но сумевший выжить там. 


О Великой Отечественной войне 

Самая большая экспозиция музея «Антресоль» посвящена войне. Письма, документы, вещи фронтовых корреспондентов, подлинные газеты той поры. В этом отделе можно увидеть фашистские листовки, сброшенные на город с самолетов, немецкая пропагандистская литература и – в противовес – наша, советская. Сравнивать можно и дальше: немецкая колючая проволока и наша, противогазы, фашистский ботинок и русский кирзовый сапог. Есть раритеты: телефонный аппарат времен войны и пистолет немецких диверсантов. Редкая вещь – громкоговоритель. Все ужасы, все радости военной поры вместила в себе эта «тарелка». Так в народе прозвали абонентский громкоговоритель «Рекорд-3», выпускавшийся с 1924 года Ленинградским заводом имени Калинина. По распоряжению советского правительства еще до войны радиоточки были установлены в каждом доме. Причем, бесплатно. 

Документы и предметы страшной военной поры. Хотелось бы, чтобы они проникли в сердце посетителей музея, особенно молодых, но это сложно, потому что тебя лично боль утрат не касалась, и сам ты не был ранен, не кричал, не выл от нестерпимой боли, не зарывался в землю, когда летел снаряд, не шептал молитву. Это все мы можем только представить, причем весьма смутно. 

О «самоварах» 

Раздел о ВОВ завершает тема «самоваров». Так после войны называли инвалидов без ног, передвигавшихся на самодельных тележках. В середине пятидесятых годов по секретному распоряжению их за две недели собрали с площадей, вокзалов, поездов и отправили на Валаам. Там был создан интернат для инвалидов, и хода оттуда им уже не было. У нас есть портреты «самоваров», в прошлом старшин да майоров. Их написал художник со светлой фамилией Добров. Сопровождает эту портретную галерею цитаты из повести Виктора Некрасова «В родном городе», в котором описываются судьбы «самоваров»: «Биография-то у меня кончилась. Так, мура какая-то осталась. А ведь летчиком был. И неплохим летчиком. Восемь машин на счету имел. И это за каких-нибудь десять месяцев, со Сталинграда начал. Был и комсомольцем, думал в партию вступать. А теперь что? Обрубок... Летать уже не буду, из комсомола выбыл…» 

Письма с фронта – их писали в окопной грязи, в изрытой снарядами канаве, под какой-нибудь уцелевшей березой. Слюнявили карандаш и писали. Поторапливались. Пока не убили. А сейчас мы можем взять их в руки и понять, какое это счастье, когда нет войны. 

О популярности музея 


Официально я числюсь в штате областной газеты «Липецкая газета», продолжаю писать статьи, но не так активно, как раньше, много времени уходит на развитие музея. Содержать его помогает областная и районная власти, с меня не берут за аренду здания и коммунальные платежи. В остальном я все делаю за свой счет: поддерживаю порядок, крашу, белю, сооружаю витрины, делаю манекены, одеваю их. Родные смеются, что я уже почти все вещи из дома в музей перетащил. И неизвестно вообще, где сейчас мой дом. О нашем музее знают по стране и за ее пределами, хоть официально статуса музея у него нет. Официально есть просто помещение с кучей предметов и один неугомонный журналист, который их рассортировал по тематике и эпохам страны. Все экскурсии провожу бесплатно, но от добровольных пожертвований на развитие музей не отказываюсь. У нас даже табличка шутливая есть, где крупно написано, что музею требуются посетители и более мелко – требуются спонсоры. Кстати, в мае этого о музее «Антресоль» вышла большая статья в «The New York Times». Что удивительно – весьма положительная, даже местами восторженная. А журнал «Огонек» недавно поместил фото из музея на свою обложку. На ней инсталляция, посвященная маленькому духовому оркестру, в котором журналисты-майоры и старшины играли на разных инструментах, а редактор - на бас-трубе. 


О мечтах 


На фестивале прессы «Вся Россия–2016» музей получил приз и слова от председателя Союза журналистов России о том, что «Антресоль» – «царский подарок всему медиа­сообществу России». В том же году в музее побывал заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Алексей Волин, который сказал, что музей креативный, с хорошим знанием дела, самоиронией и что в России ничего подобного он не видел. Недавно обратились к председателю Союза журналистов РФ Соловьеву с предложением взять музей под федеральное крыло на паях с областью. Там до сих пор думают. А пока они думают, я буду помогать Воронежскому госуниверситету создавать свой музей журналистики на их журфаке.»

Комментарии
Похожие истории
Хорошее дело
Евгений Голубев, ученый и краевед из Бурятии, стал отцом в 80 лет
Хорошее дело
Артем Белозеров, юрист из Омска, переквалифицировался в маршрутчики и организовал бесплатный проезд пассажиров
Хорошее дело
Михаил Малахов совершил уникальный автономный поход к Северному полюсу
Хорошее дело
Лариса Романова 18 лет ухаживает за мужем, получившим тяжелейшие травмы после покушения в Чечне