Гузелия Махмутова

Герой дня!

Благотворительность
Гузелия Махмутова
Татарстан
30 мая / 2014

Гузелия Махмутова создала архитектурно-дизайнерскую школу для детей из малообеспеченных семей

На втором курсе, когда мне было лет восемнадцать, я посмотрела один хороший фильм, главный герой которого помогал окружающим, а взамен просил тех, кому он помог, сделать добро еще троим людям. После чего идея создания благотворительной дизайнерской школы сформировалась как-то сама собой.

«Еще во время учебы в вузе я заметила, что руководство нашего Казанского архитектурно-строительного университета, профессура, педагоги заинтересованы в том, чтобы к ним поступали не просто по результатам ЕГЭ, проходным баллам, а именно ребята, имеющие способности и настоящий интерес к архитектуре, проектированию, строительству.

Но подобные склонности у человека, я считаю, нужно воспитывать со школьных лет. Они не появятся после того, когда перед сдачей ЕГЭ ученик пройдет специальный тест, который покажет, что да, у того есть предрасположенность к строительной специальности. Не бывает так.

Об идее

На втором курсе, когда мне было лет восемнадцать, я посмотрела один хороший фильм, главный герой которого помогал окружающим, а взамен просил тех, кому он помог, сделать добро еще троим людям. После чего идея создания благотворительной дизайнерской школы сформировалась как-то сама собой. Правда многие, кому я рассказала о ней, отвечали в духе: «Фу, какая ерунда!». Но я пришла со своими мыслями к моему наставнику и все рассказала (он, к сожалению, уже умер), на что тот ответил: «Ничего не бойся, делай. В противном случае ты отучишься, получишь диплом, а когда станешь вспоминать свои студенческие годы, поймешь, что просто весело проводила время, но ничего путного не сделала? Так что дерзай!».

Так в 2008 году я и мои друзья запустили проект «Архидети».


О детдомовцах

Моими соратниками и помощниками в новом деле стали друзья, сокурсники. Поначалу я буквально собрала всех в охапку, и мы отравились в ближайший детдом, контакты которого нашли в интернете. Затем в следующий. Искали детей, которым было интересно наше направление, постепенно сформировали свою первую группу. Вспоминаю это время и удивляюсь, как я тогда ничего не боялась: у меня не было никаких справок, бумаг, сертификатов, я не читала специальной литературы по педагогике.

Занятия проходили исключительно на территории Казанского архитектурно-строительного университета. Это был принцип: хотелось взять ребенка из привычной детдомовской среды и показать ему другой мир, студентов, которые учатся, мечтают, к чему-то стремятся, реализуют собственные проекты.

Но проведя две группы с воспитанниками детдомов, я отказалась от дальнейшей работы с ними. Потому что они не хотели бороться за свою жизнь: с ранних лет эти дети получают огромное количество подарков, различных бонусов от государства и спонсоров. Когда мы начинали даже не просто учиться или работать, а банально трудиться, приезжал очередной щедрый благотворитель и задаривал их по самые уши, после чего ребенок начинал мыслить в духе, мол, зачем я должен прикладывать усилия, когда у меня и так все будет?

Я всегда хочу видеть результат, но вместо этого наблюдала со стороны ребят лишь неблагодарность, желание манипулировать людьми, использовать их, давя на жалость. Считаю, что детдомовскую систему нужно кардинально менять, причем на государственном уровне, вытаскивать ребят из этого болота, отдавать их в приемные семьи. Только там они могут научиться говорить: «Спасибо». Когда ребенку из нормальной семьи говоришь, что раз ты намусорил, то убери за собой, он воспринимает это нормально. В то время как детдомовец, привыкший что за ним убирают нянечки, считает, что подобной просьбой покушаются на его права.

Я продолжаю общаться со своими первыми выпускниками. Один из них был очень талантлив, ему прочили большое будущее, после нас он поступил в престижную дизайнерскую школу. Но прежние приятели затянули его в свою тусовку, он стал выпивать… Когда я в последний раз видела его, то в его глазах открыто читалось сожаление и осознание того, что менять что-то уже поздно. Впрочем, у меня есть надежда. Сейчас он в армии, пишет оттуда очень правильные письма, возможно армейская дисциплина поможет ему взять себя в руки.

Есть девочка, которая уже учится в университете, но продолжает вести «микробный» образ жизни, клянчить деньги и подарки. На самом деле из выпускников детдомов мало кто добился успеха. Повторюсь, корень зла в самой системе, но если я начну биться с ней лоб в лоб, то потеряю то, ради чего мы затеяли «Архидетей».

Перестав сотрудничать с детдомами, мы стали работать с ребятами из проблемных семей: детьми-инвалидами или детьми у которых родители инвалиды или живут за чертой бедности…. После этого шага с нами перестали сотрудничать многие СМИ, для них детдомовские дети всегда в приоритете. Но почему? Если на каждого детдомовца в месяц государство выделяет по двадцать тысяч, то далеко не на каждого обычного ребенка родители даже в полной семье могут тратить подобную сумму. Я считаю, что сменив категорию воспитанников, мы только выиграли, появился результат, ради которого все и создавалось.

Об отсутствии образования

 Мы стали работать с детьми, имеющими легкую категорию инвалидности – с теми, с кем нам было бы по силам работать. Например, слабовидящими или слабослышащими. И помню, что была в шоке, когда на первом занятии у меня ребенок плакал, вспоминая, что в школе ему запрещали переспрашивать, несмотря на то, что он почти не слышал педагога. Я крепко задумалась над тем, что до сих пор не имею педагогического образования…. Какое-то время даже очень стеснялась того, что его у меня нет, правда, никогда не комплексовала по поводу того, чтобы обратиться за советом к специалистам.

Теперь я понимаю, что, наверное, образование могло бы дать мне какие-то необходимые навыки, которые потом обязательно пригодились бы в дальнейшей работе. Но, с другой стороны, эта система смогла бы убить те эмоции, с которыми я сегодня подхожу к своей работе. Потому что я до сих пор удивляюсь, как профессиональные педагоги могут создать детям целый букет самых разных комплексов. Например, к нам приходили ребята, которым в «художке» преподаватели говорили, что они бездари, порой попросту выгоняли. Придя же к нам, они раскрывали свои таланты, впоследствии с успехом выступая на различных конкурсах, олимпиадах и фестивалях.

О работе

Каждый проект проходит у нас по шесть месяцев. За это время мы даем ребятам основы рисунка, живописи, черчения, композиции, моделирования. Первое время все программы я составляла интуитивно, и только где-то через полтора года узнала, что то, чем я занимаюсь, называется «социальный проект», что у таких проектов имеются свои цели и задачи, структура, все это прописывается…. Только совсем недавно у нас появились собственные юристы, до этого я никогда не подписывала никаких бумаг, справок.

Да, на нашу работу нужны деньги. И я просто ходила по своим знакомым-бизнесменам, рассказывала о том, чем мы занимаемся, и деньги как-то находились. Постоянного финансирования не было никогда, все ребята занимались у нас бесплатно.

Об Архидоме

Я часто говорила воспитанникам: «Ребята, ваши родители часто ругают меня за то, что вы задерживаетесь после занятий». И, действительно, они любят оставаться, помогать что-то перетащить, убрать, или просто поболтать. В итоге, я поняла, что детям зачастую просто некуда пойти. Летом еще можно отправиться погулять на улицу, а осенью, зимой? Тусоваться на третьем этаже торгового центра? Так мы пришли к идее создания собственного пространства под названием Архидом, где ребенок мог бы пообщаться, почитать, порисовать, посмотреть кино, да и просто поваляться, если хочется этого.

Знакомые бизнесмены дали денег, мы арендовали помещение, сейчас заканчиваем ремонт. Очень хочется насытить новое пространство различными событиями. Развитие не должно быть скучным и муторным, но при этом детям необходимо понимать, что в каждом деле важен труд.

Мы уже достаточно практикуем просмотры фильмов, которые потом обсуждаем. Есть у нас и опыт регулярного приглашения «архигостей». Это успешные, состоявшиеся личности: архитекторы, дизайнеры, модельеры, актеры и даже государственные чиновники, чей опыт способен вдохновить. Я сама знакомлюсь с ними и приглашаю к нам. Каждого гостя мы также обсуждаем после встречи, обговариваем все, что запомнилось, вдохновило.

Всегда очень важно понять, какой эффект даст ребенку обучение у нас. Даже если он поймет, что дизайн и архитектура ему чужды – это тоже результат, во всяком случае он уже не пойдет по ложному пути и выберет образование по себе. С чисто же практической точки зрения долгое время наши выпускники автоматически поступали в престижную дизайнерскую школу, но с недавних пор там полностью перешли на платное обучение, причем и суммы за занятия они берут немалые. Поэтому я решила, что нужно делать упор на практику. Например, наши ребята вместе с одним из модельеров стали разрабатывать коллекцию одежды с символикой Универсиады. Сами изготовили принты, в результате все это было сшито и распродано перед играми. Представляете, какой дикий восторг был у детей, когда они встречали на улицах людей, одетых в вещи, украшенные их рисунками?

Вот и встречи в Архидоме я хочу поставить на практическую основу. Допустим, наш гость видит способного ребенка и после приглашает его пройти практику у себя в мастерской. Например, совсем скоро мы отдадим очень способную девочку поработать в один из казанских журналов.

О философии

Я считаю, что в любой ситуации следует оставаться человеком. И если у тебя два яблока, то второе обязательно отдай другому: у тебя оно уже есть, а у него пока нет. Но будет очень хорошо, если появится.»

Комментарии
Comments system Cackle
Похожие истории
Благотворительность
Елизавета Олескина, молодой директор благотворительного фонда из Москвы, помогает старикам в домах престарелых по всей России
Благотворительность
Вячеслав Горелов, педагог. Создал «Школу фермеров», чтобы помочь детям-сиротам
Благотворительность
Николай Павлов продал коллекции ретро-автомобилей, чтобы открыть в городе Дом культуры
Благотворительность
Аксель Гросс, педагог-географ и бывший бизнесмен из Уфы всю свою жизнь помогает детским домам